Вилли Виммер – процессом развала Югославии управляли извне…

    Вилли Виммер – процессом развала Югославии управляли извне…

    SHARE

    Вилли Виммер  (Willy Wimmer) в течение 33 лет был депутатом Бундестага. В период между 1985 годом и 1992 годом он был сначала экспертом фракции ХДС/ХСС по вопросам оборонной политики, а затем парламентским статс-секретарем в Министерстве обороны. С 1994 года по 2000 год он занимал пост вице-председателя Парламентской Ассамблеи Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

    Милошевич на Трибунале в Гааге возложил основную ответственность за развал Югославии на Германию и Ватикан. Действительно, Берлин приложил тогда руку к незаконному расчленению страны. Считаете ли Вы, что нынешний парад суверенитетов в Европе – это только внутреннее дело Испании, Италии или со временем мы узнаем, что за этими процессами стоял кто то вне пределов этих стран?

    Да, тут можно однозначно провести параллель с бывшей Югославией. Там все эти процессы управлялись исключительно извне, причем с одной стороны – Соединенными Штатами, а с другой – Великобританией.  Британцы проявляли большой интерес к переговорам, которые проходили в течение многих лет. Они не хотели, чтобы эти переговоры привели к мирным и прозрачным процессам на Балканах, так как усматривали в мирных договоренностях угрозу распада Соединенного Королевства. То есть, когда я сегодня говорю о Балканах, то должен напомнить, что в то время важную роль играла Шотландия, важную роль играл Уэльс, определенную роль играла и Ирландия. И все эти обстоятельства сегодня упускают из вида.

    Во-вторых, тогда отчетливо просматривался стратегический интерес Соединенных Штатов – вытеснить Россию с Балкан, от Адриатики вплоть до российских границ. Иными словами, очистить всю эту территорию от любого влияния России. И этот процесс начался, пусть это кому-то покажется невероятным, со скандала, известного как «Ирангейт», в годы президентства Рональда Рейгана. Здесь можно просто выложить на стол все исторические факты. Бывший президент Ирана Рафсанджани во время долгих переговоров, которые я вел в Тегеране по другому вопросу, отчетливо заявил, что же именно происходило в ту пору.

    Воссоединение Германии в 1990 году повлекло за собой изменение всей политики США в отношении Белграда. В годы холодной войны Вашингтон финансировал Белград многомиллиардными суммами, чтобы тот выступал против Москвы. Но тут Москва внезапно перестала интересовать США, и они не только прекратили финансовую помощь Белграду, но и объявили его своим противником как социалистическую модель экономики в Европе, потому что не хотели видеть в Европе вообще никакой социальной рыночной экономики.

    Что касается политики Германии, то в те годы я по поручению канцлера ФРГ Гельмута Коля вел переговоры тет-а-тет с югославским президентом Слободаном Милошевичем. И если бы Коль оставался канцлером, дело никогда бы не дошло до войны против Югославии с участием Германии. Я участвовал в секретных переговорах между югославским министром иностранных дел Живадином Йовановичем и высокопоставленным представителем ведомства федерального канцлера. Поэтому могу заявить: что бы кто ни говорил, но Гельмут Коль вообще никак не причастен к распаду Югославии, наоборот, прилагал все усилия для скорейшего мирного урегулирования балканского конфликта. И в том, что в 1998 году он потерпел такое сокрушительное поражение на выборах в бундестаг, связанно именно с теми событиями, о которых мы говорим.

    Его необходимо было устранить, в том числе с помощью тогдашнего председателя фракции ХДС/ХСС в бундестаге Вольфганга Шойбле и генерального секретаря ХДС Фолькера Рюэ, чтобы сделать возможной войну против Югославии, потому что при Коле этой войны не было бы.

    Теперь  – о том, что касается Ватикана. Конечно, я не способен видеть абсолютно всё. Но по моей просьбе и в ответ на мои доводы президент Слободан Милошевич через свою жену пригласил в Белград общину подчеркнуто миротворческой направленности из Ватикана, она называлась «Община святого Эгидия». Эта община занимается мирным урегулированием конфликтов. И по моей личной просьбе она побывала в Белграде у президента Милошевича, а его жена уже занималась деталями этой встречи. Это всё то, что я лично пережил и о чем лично знаю.