SHARE

На прошлой неделе произошло неожиданное обострение отношений между Россией и Хорватией. Хорватский премьер Андрей Пленкович заявил, находясь с визитом в Киеве, что Хорватия готова поделиться с Украиной опытом “мирной реинтеграции” оккупированных территорий (т.е. Донбасса и Крыма) и очень удивился довольно острой реакции из российского МИДа. Портал “Руска реч” попытался разобраться во всей этой ситуации, которая грозит заметно ухудшить отношения двух стран.

Находясь с  визитом в Киеве 21 ноября, хорватский премьер Пленкович посетил украинский национальный университет “Киево-Могилянскую академию” и выступил там с лекцией “Европейский и евроатлантический опыт Хорватии – пример для Украины?”. Выступая перед аудиторией, господин Пленкович заявил, что Хорватия готова помочь Украине с “мирной реинтеграцией ее оккупированных территорий”, т.е. Донбасса и Крыма: Мирная реинтеграция Восточной Славонии в долгосрочной перспективе является лучшей моделью, на которую должна ориентироваться Украина, возвращая Донецк и Луганск, а однажды и Крым в состав Украины: http://www.tportal.hr/vijesti/svijet/453470/Plenkovic-Ukrajini-nudi-projekt-mirne-reintegracije.html
Заявления хорватского премьера вызвали довольно жесткую реакцию российского МИДа, во вторник 22 ноября опубликовавшего на своем сайте сообщение, в котором призвал хорватского премьера не отвлекать Киев “от и без того буксующей работы” по выполнению безальтернативных для решения кризиса Минских соглашений, оставить при себе “миротворческие” инициативы по хорватскому сценарию урегулирования конфликтов и  “абсурдные” притязания на российский Крым и направить свою активность на решение “хронических внутренних проблем, связанных с правами сербов и других национальных меньшинств в Хорватии”. http://www.mid.ru/web/guest/maps/hr/-/asset_publisher/Nz9340XnqnwL/content/id/2533968
 
В среду 23 ноября  Пленкович выразил “удивление” в связи с заявлением российского МИДа, при этом дополнительно обострил ситуацию пренебрежительным отзывом о комментарии МИДа: “Это какой-то низший уровень, всего лишь комментарий от одного из отделов МИДа. Я занимаюсь серьезной и ответственной внешней политикой. У меня есть принципиальные взгляды на определенные вещи, которые твердо поддерживает все правительство нашей страны”. Кроме того, хорватский политик отметил, что сам он, находясь в Киеве, посылал “сигнал о мире”  http://direktno.hr/en/2014/direkt/68411
 
“Руска реч” пообщалась с российскими экспертами о том, как это все выглядит со стороны России, почему российский МИД именно так отреагировал на заявления Пленковича и что стоит за довольно неожиданным обострением российско-хорватских отношений.
 
“Пленкович не до конца разобрался в ситуации”
Один из ведущих российских специалистов по балканскому региону Никита Бондарев из Российского института стратегических исследований (РИСИ) считает, что хорватский премьер Пленкович просто не до конца разобрался во всей этой ситуации, так как в его заявлении содержатся абсолютно противоречащие друг другу вещи:
“С одной стороны, он говорит о неких договоренностях как о единственном пути для выхода из кризисной ситуации на Украине, с другой стороны, он считает, что Хорватия готова поделиться с Украиной своим способом решения подобных ситуаций, в том числе речь идет о “насильственно отторгнутых территориях”. Здесь я вижу просто принципиальное непонимание этим человеком того, что из себя представляют Минские договоренности (по сути переформатирование украинского государства на федеративных/конфедеративных принципах с широкой автономией для республик Донбасса – примечание редакции РР). Хорватский опыт в Славонии – это опыт, абсолютно противоречащий духу и букве того, о чем главы России и Украины и международные участники пытались договориться в Минске и в Нормандии, а именно ответ на насилие еще большим насилием. Если Пленкович может просто даже на уровне каких-то своих личных рассуждений увязывать воедино то, как вопрос с сербами решался в Славонии, и Минские соглашения, то значит хорватский премьер просто чего-то не понимает. Может быть, он не в курсе того, о чем в Минске договорились лидеры нормандской четверки? В любом случае, хорватский опыт решения национального вопроса – это не что-то, чем можно делиться. Не дай Бог кто-то на Украине попытается повторить этот опыт”.
В случае попыток реализовать “хорватский сценарий” украинская армия “умоется кровью”
C Бондаревым согласен и руководитель украинского филиала института стран СНГ Денис Денисов, который заявил, что “вызывающие озабоченность” высказывания хорватского премьера, подталкивающие и без того невменяемых украинских политиков к силовым действиям, могут выйти боком самой Украине: “В настоящее врем­я можно констатирова­ть, что, в случае если­ украинская сторона п­опытается реализовать­ подобный сценарий на­ Донбассе, ей придетс­я встречать танки ДНР­ И ЛНР, около Киева”.
Трудно сказать, насколько реальной является такая перспектива, однако, как бы неожиданно это не звучало, приблизительно о том же недавно заявил и лидер украинского неонацистского полка “Азов” Андрей Билецкий:  “Говорить о том, может ли она перейти в активную фазу или нет, не имеет никакого смысла, потому что украинская сторона в этой ситуации играет роль пассивного объекта, а Россия – активного субъекта. Если Россия захочет, то изменит все в одну секунду, не захочет – не изменит. Единственное, о чем можно реально говорить, так это о том, что такая ситуация чрезвычайно деморализует военных. Моральное состояние – низкое. Разговоры о доукомплектации армии контрактниками можно только для парадов оставить. На фронте есть норма, какой участок держит батальон, рота и так далее. Так вот, по всем украинским нормам, сейчас обеспеченность личным составом на линии фронта – 40-60%. Огромные прорехи, людей нет, люди не мотивированы. Если, не дай Бог, Россия решит перевести все в горячую стадию, как летом 2014 года, как во времена Дебальцево, то мы снова умоемся кровью, как зимой 2014 года, когда нам рассказывали об изменениях в армии, как мы окрепли и поднялись за это время. А потом случилось Дебальцево, и мы поняли, что мы опять ничего не стоим”.
“Мы ждем, что Хорватия будет придерживаться Минских договоренностей, поддержанных ООН”
Никита Бондарев в комментарии для РР также обратил внимание на то, как Россия ведет себя в балканском регионе: “Мы видим, что несмотря на очевидную нашу близость на самых разных уровнях с Сербией и Республикой Сербской, мы по всем территориальным вопросам придерживаемся существующих международных договоренностей. Применительно к Боснии мы придерживаемся позиции о сохранении Дейтонских соглашений, применительно к Косово мы призываем всех придерживаться резолюции 1244. То есть, несмотря на то,  что близость к сербам должна была, может быть, кого-то в России на уровне руководства как-то мотивировать поставить под вопрос целесообразность существования дейтонской Боснии (а Дейтонские соглашения в значительной степени вполне очевидно себя уже во многом исчерпали), мы все же придерживаемся существующих международных договоренностей. Того же мы ждем от всех наших партнеров.  Соответственно мы ждем от Хорватии не того, что она будет предлагать свой опыт решения национального вопроса на Украине, а того, что Хорватия будет придерживаться Минских договоренностей, поддержанных, между прочим, ООН”.

Агрессивная антироссийская линия противоречит политике соседей Хорватии по ЕС и НАТО

Кроме того, по словам Никиты Бондарева, демарш хорватского премьера странен еще и потому, что в регионе намечается совсем другая тенденция: “Избранный болгарский президент Радев как раз во время предвыборной компании заявил ,что вопрос принадлежности Крыма, например, должен решать только народ Крыма путем референдума и никаким другим способом – и не Москва, и не Киев. Это нормальная здравая позиция. Хорватскому руководству можно только пожелать не зацикливаться на своих собственных проблемах с сербами и не видеть всю международную повестку сквозь призму хорватско-сербских отношений двадцатилетней давности”. Таким образом, считает эксперт, Хорватия может оказаться в изоляции среди соседей, проводя немотивированно агрессивную политику в отношении России, хотя все ее соседи в регионе и партнеры по ЕС и/или НАТО, Словения, Италия, Венгрия, Австрия, Болгария, Греция, не говоря уж про Турцию, стремятся к нормальному диалогу с Россией, а грядущие выборы во Франции и Германии с большой долей вероятности приведут к власти в этих странах куда более прагматичных и адекватных лидеров.

В завершение комментария Бондарев отметил, что Пленкович, видимо, также не понимает, что по сути призвал к нарушению территориальной целостности Российской Федерации, посягнув на ее неотъемлемую часть, Республику Крым: “Он не до конца себе отдает отчет в том, что Донецк и Луганск – это один случай, а Крым – совершенно другой”.

О том, как важно шире смотреть на ситуацию
Георгий Энгельгардт из Института Славяноведения Российской академии наук также считает, что Хорватия совершает ошибку, вмешиваясь в очень чувствительную для России проблему:
“Хорватские советы по реинтеграции восставшего Донбасса под власть Киева, активно обсуждаемый киевскими политиками “хорватский вариант” – все это понимается в Москве как планы военной эскалации в регионе, срыва политически значимого для России Минского процесса, и организации масштабной гуманитарной катастрофы с выталкиванием в Россию сотен тысяч беженцев, которых и без того уже в России больше миллиона. Ясно, что активное участие Хорватии в столь враждебной Москве политике не будет способствовать расцвету двусторонних отношений”.Эксперт предложил представить, как бы реагировала Хорватия, если бы Россия предложила лидерам краинских сербов и сербским политикам в Белграде собраться в Белградском университете и вместе со студентами послушать лекцию российского премьера Дмитрия Медведева о правильном государственном устройстве сербских энтитетов в Хорватии и БиГ, или об их будущей реинтеграции в единое сербское государство. Ведь у России тоже есть мирный опыт реинтеграции в Россию частей бывших советских республик, таких как Крым, который Россия реинтегрировала куда как более мирно, чем Хорватия. Вряд ли в такой ситуации хорватские власти посчитали бы такой жест со стороны России “сигналом о мире”, считает политолог.

Зачем Пленковичу это было нужно?  

Помимо прозвучавшей версии Никиты Бондарева о том, что хорватский премьер просто мог не разобраться в ситуации, редакции портала “Руска реч” удалось собрать и другие версии. Так, руководитель российского Агентства стратегических коммуникаций Олег Бондаренко считает, что здесь есть и эмоциональная составляющая, готовность “горячих голов” из-за “внутрицеховой евроатлантической солидарности” поддерживать Киев, который в свою очередь рад использовать Пленковича для внутриукраинской пропаганды о том, что “весь мир с нами”. Доказывать это своему населению, надо заметить, удается Киеву изо дня в день все труднее. Украинская публика в массе своей, в т.ч. поддержавшая Майдан, находится в затянувшейся депрессии, вызванной стремительным обнищанием, бесконечной “АТО” на Донбассе, в разы разросшейся после бегства Януковича коррупцией и зашедшей в тупик из-за референдума в Голландии ассоциацией с ЕС. Ведь даже вопрос несчастного “безвиза” с ЕС, который для подавляющего большинства украинских граждан уже потерял всякий смысл, перенесен на следующий год. Поэтому пустые обещания Пленковича о реинтеграции Донбасса и Крыма, скором экономическом расцвете и прочем евроатлантическом счастье звучат для простых украинцев довольно цинично, отметил эксперт.

Георгий Энгельгардт, в свою очередь, считает, что Пленкович мог так внезапно пойти  на обострение отношений с Россией и из-за каких-то собственных договоренностей с Брюсселем, то есть поиграть с Украиной в “доброго полицейского” на фоне усиливающегося раздражения со стороны европейских партнеров Украины саботажем Киева в выполнении Минских соглашений, отсутствием значительного прогресса в выполнении реформ и коррупционным параличом, охватившим всю властную систему этой страны. При этом эксперт вполне позитивно оценил сдержанную риторику в отношении России президента Хорватии Колинды Грабар Китарович, которая в России многим запомнилась тем, что одна из первых крупных европейских политиков поддержала операцию российских ВКС против ИГИЛ в Сирии:
Источник: Руска реч