SHARE

24 мая 2016 г. исполнилось три года с момента подписания Декларации о стратегическом партнерстве России и Сербии. 26 мая 2016 г. в Москве прошли переговоры Владимира Путина с Александром Вучичем. 31 мая 2016 г. на заседании лидеров стран ЕАЭС было принято решение провести переговоры об унификации торгового режима с Сербией. Эти три даты — хороший повод посмотреть, что происходит сегодня в отношениях Москвы и Белграда.

pivovarenko
Александр Пивоваренко Научный сотрудник Института славяноведения РАН

Встреча старых друзей

Нынешняя встреча лидеров России и Сербии стала четвертой за последние два года. В. Путин поздравил А. Вучича с победой на недавних парламентских выборах и выразил надежду на укрепление партнерства. «Хочу выразить надежду на то, что, как бы ни сложился будущий состав Правительства Сербии, там достойное место займут люди, которые уделяют серьёзное внимание развитию наших межгосударственных отношений… и мы продолжим с вами работу по укреплению межгосударственных связей, продолжим работу по выстраиванию наших отношений в сфере политического взаимодействия, в экономике, на международной арене», — заявил российский президент. Вучич, поблагодарив собеседника, отметил, что наиболее важным он видит экономическое сотрудничество и  реализацию «конкретных проектов». Также он объявил, что новое правительство будет сформировано до середины июня.

vucic1(1)Российские СМИ в целом обошли вниманием эту встречу. В сербской же печати развернулась целая кампания спекуляций и домыслов под лозунгами «Москва увеличивает влияние на Балканах», «Путин диктует состав сербского правительства». Наиболее «отличилось» издание«Свободная Европа», опубликовавшее материал с характерным названием «Может ли Вучич исполнить желания Путина».  В итоге сербскому премьеру пришлось оправдываться дома и объяснять, что он неподвластен влиянию и давлению сильных мира сего.

Среди всего разброса мнений наиболее взвешенной представляется точка зрения сотрудника белградского Института международной политики Драгана Петровича, который считает, что истинной целью встречи для России было «попытаться сохранить минимум своих интересов в Сербии и регионе» и добиться некоторых гарантий этого от будущего правительства Вучича. В чем же заключаются российские интересы в Сербии и каковы интересы Белграда?

Островок влияния

Россия заинтересована в сохранении уровня экономико-политического сотрудничества, наработанного за последние годы российскими корпорациями («Газпром», ЛУКОЙЛ, «Сбербанк», ВТБ и др.). В условиях санкций и российского эмбарго, а также неудачи проекта «Южный поток», сорвавшей планы по созданию широкого регионального сотрудничества, важной задачей стало сохранение позиций в отдельных странах. Отметим, что это удается не везде. Затруднен приток большого российского капитала в Черногорию, недавно активы в Словении продал «Сбербанк», в Македонии присутствие российского бизнеса минимально, не видно прогресса в БиГ и Хорватии. Наконец, Сербия — единственная страна в регионе, не присоединившаяся к санкциям и не попадающая под российское эмбарго. Все это значительно повышает ценность наших отношений.

Россия заинтересована в успешном развитии проектов модернизации сербской инфраструктуры и техники, в которых участвуют РЖД, «Силовые машины», «Автоваз», «ЛИАЗ», военные предприятия. Это дает российским гигантам международные заказы и ценный опыт. Сербия же проводит точечную модернизацию транспортной и энергетической инфраструктуры и подтягивает к региональным стандартам уровень своих вооруженных сил.

Интересом значительной важности является сохранение сербского рынка поставок энергоресурсов.  В принципе, он небольшой: в 2014 г. «Газпром» поставил в страну 1,5 млрд куб.м. газа. Для сравнения, Германия потребляет 40,3 куб.м. Тем не менее Сербия входит в топ-15 европейских потребителей услуг «Газпрома», а на территории страны расположены стратегические объекты и инвестиции российской корпорации. Кроме того, как говорит Александр Вучич, сербская промышленность нуждается в энергии, и в перспективе запрос на газ может вырасти до 2,5 и даже до 3 млрд куб.м. в год. С другой стороны, неудача проекта «Южный поток» дала сербам основания сомневаться в возможностях «Газпрома» обеспечить данный объем. Не случайно летом 2015 г. сербское руководство заговорило о необходимости диверсификации поставок.

Если альтернатива не будет найдена, вероятно, зайдет речь о предоставлении скидки на покупку больших объемов газа, как это происходило с другими странами

Стратагема товарища Тито

На какое-то время вернулся к традициям внешней политики социалистической Югославии. Сербия не спешит политизировать сотрудничество с Россией говорит о реализации конкретных проектов и каждый акт сближения балансирует ответными шагами. 9 мая 2015 г. президент Томислав Николич нанес демонстративный визит в Москву, но министр иностранных дел Ивица Дачич в это время был в Киеве. 26 мая 2016 г. Вучич вел переговоры в Кремле, но днем ранее состоялся визит Дачича в Париж, где проходило заседание стран т.н. «Берлинского процесса». В это же время президент Николич провел успешные переговоры в Испании. Подписание двух соглашений с НАТО уравновешено согласованием плана военного сотрудничества с Россией на 2016 г.

Это приносит свои результаты. Интересам Сербии отвечает позиция России по Косово и Республике Сербской. Причем речь идет скорее о внутриполитическом капитале, чем о чистой дипломатии. Так, наложение вето России в СБ ООН в отношении резолюции по Сребренице (8 июля 2015 г.) использовалось в избирательной кампании Прогрессивной партии как дипломатическая победа сербского государства. Такая риторика помогает правящим силам заретушировать сдачу ряда позиций в связи с Брюссельскими соглашениями о нормализации отношений с Косово (19 апреля 2013 г.) и амортизировать общественную реакцию в связи с очевидными неудачами, такими, как принятие Косова в УЕФА и ФИФА.

Любопытным образом демонстративная солидарность Москвы и Белграда ускоряет европейскую интеграцию Сербии.  В начале мая 2016 г. Хорватия попыталась заблокировать открытие переговоров по реформе судебной системы Сербии в связи с «несоответствием Сербии европейским стандартам» (т.н. Статья 23 реформ для вступления в ЕС). Однако 26 мая представитель Евросоюза Й. Хан объявил, что компромисс с Хорватией, вероятно, будет найден. Так, конфронтационная ситуация в Европе оборачивается практической выгодой для Белграда: многие вопросы, которые могли тянуться годами из-за позиции «вредных» соседей, сейчас решаются весьма быстро.

Проблемы стратегического сотрудничества

В отношении экономики российско-сербское стратегическое партнерство работает не так, как хотелось бы. Это видно на примере товарооборота двух стран. Сегодня его объем (2,46 млрд долл.) по-прежнему ниже докризисных показателей 2008 г. (4,07 млрд долл.). Рост показателей нестабильный — вслед за подъемом 2014 г. наступил спад в 2015 г.

Беспокоит также доминирование российского экспорта над сербским импортом за счет энергоресурсов. До 2013 г. ситуация улучшалась — дефицит товарооборота для Сербии снизился с 6 раз (2008 г.) до 1,8 раз в 2013 г. [i] Однако в последние три года показатель вернулся к росту и достиг значения 2,27 и 2,4 в 2014-2015 гг. Как видно, это произошло вопреки анонсированному осенью 2014 г. увеличению сербского экспорта в Россию. В целом среди крупных торговых партнеров Сербии, Россия имеет наименее сбалансированный торговый баланс, в том числе в сравнении с Германией (см. рис.1). Решения ЕАЭС от 31 мая провести переговоры с Сербией об унификации торгового режима видятся шагом в направлении исправления торгового баланса. Остается надеяться, что Белград приложит усилия и начнет субсидировать отрасли хозяйства, готовые экспортировать на Восток.

Отдельный блок составляют политические вопросы: насколько надежно новое правительство Сербии в отношении партнерства с Россией, насколько серьезно присутствие крупного российского бизнеса влияет на сербскую политику, насколько мощные лоббистские структуры НАТО действуют на Балканах? Наконец, каким окажется сербское государство после завершения всех реформ, необходимых для вступления в ЕС (а следующим вероятным шагом ожидается изменение сербской конституции). Будет ли оно внутренне крепким и способным отстаивать свою линию по отдельным вопросам, либо станет слабым децентрализованным образованием, еще более открытым внешнему влиянию. Делая ставку на отношения с Вучичем, необходимо быть готовым к любому варианту развития ситуации.

Александр Пивоваренко