SHARE

В Боснии и Герцеговине террористическая структура создавалась не только с помощью иностранных миссионеров. В этом участвовали и политические организации БиГ, при поддержке западных спецслужб, и разведывательных сообществ США, Великобритании и Франции – рассказал в своем эксклюзивном интервью медиа-центру «Руски Експрес» директор Боснийского отделения Экспертного совета по противодействию терроризму и преступности в юго-восточной Европе — Джевад Гальяшевич.

Джевад Гальяшевич — вы утверждаете о том, что за последние 20 лет в мире (за исключением России) не произошло ни одного теракта, в которых бы не прослеживалась связь с «боснийской паутиной». Поясните, как это может быть? И что вы называете «боснийской паутиной»?

Инфраструктура «боснийской паутины» создавалась с 1990 года. Таким источником заразы свое время для Советского Союза, и части Азии, был Афганистан. Для Европы же сегодня – это Босния и Герцеговина. Никогда ни одного моджахеда или его командира не судили за их злодеяния. Они никогда не представали перед судом. Именно эта безнаказанность за совершенные ими ужасные преступления (например отрезание голов), стала для них поводом организовывать здесь сеть террористической инфраструктуры, основанную на солдатах с большим военным опытом. Эта сеть и стала той самой «боснийской паутиной». В состав этой организации, с одной стороны, входят миссионеры, радикальные ходжи, а с другой стороны, гуманитарные организации разных мастей, с их необычными методами создания кризисов, периодических терактов и ведения гибридной войны. И все это, при поддержке разведывательных служб, и легитимных спецслужб БиГ, которые на самом деле и создавали эту сеть. Активную поддержку оказывали политики, и исламская община. Все это вместе можно назвать «боснийской паутиной».

По некоторым данным, 5 процентов населения маленькой Боснии поддерживает ИГИЛ. Верны ли эти данные, на ваш взгляд? Кто и как промывает мозги мусульманам Боснии? Вам известно местонахождения лагерей вербовщиков в ИГИЛ?

Все опросы доказывают, что только 5-6 процентов мусульманского населения БиГ различными способами участвуют в поддержке ИГ. С точки зрения одной этнической или религиозной группы, такое количество людей не представляет серьезной угрозы культурной идентичности нации. Но с точки зрения безопасности, (а мы все таки говорим о цифрах превышающих 100.000 человек вовлеченных в «боснийскую паутину») это безусловно опасно. Сейчас такая поддержка обеспечивается семейными, соседскими, политическими, религиозными связями. Наша исламская община в БиГ поставила перед собою задачу буквально до конца этого месяца покончить с параллельными религиозными общинами, которые являются прикрытием для вербовки радикальных безработных молодчиков-маргиналов с общественной периферии. Все это люди без образования и возможности интегрироваться в общество.

Сейчас мы можем говорить о 28 населенных пунктах, положение дел в которых определяется преобладающим большинством радикализовавшихся безработных. Исламская община действует в 65 параллельных сообществах. Город Джемат является основным сообществом, в котором проживают верующие, в так называемых религиозных общинах. Исламское сообщество БиГ намерено закрыть все эти 65 общин или поставить их на иную сторону исламской идентичности, попытаться интегрировать и направлять их, в противном случае передать службам безопасности и судебной системе страны. Такие крупные и значимые населенные пункты встречаются на так называемых межэтнических демаркационных линиях общин Цазина и Кладушы, на границе с Хорватией с одной стороны, и в сторону г. Приедор в Руспублике Сербской — с другой. Главарь этой группировки – радикальный имам Билал Боснич, против которого возбуждено уголовное дело в БиГ за организацию террористических группировок без прямой поддержки и поставки боевиков в зоны военных конфликтов. Радикальные исламские организации есть около самого Сараева. В районах Райловца, Заклопачи, Бутмира и других настенных пунктов, где у них большинство жителей. Тут надо добавить и следующие места: Бочиня, Ошве, Мехуричи, Орашац, Шеричи, Подбрежье, Езера и пр. Надо заметить, что эти места одновременно являются и военными лагерями, предназначенными не только для религиозного обучения верующих, но и для подготовки военных фанатиков.

Iraqi security forces and allied Shiite militiamen celebrate as they hold a flag of the Islamic State group they captured in Tikrit, 80 miles (130 kilometers) north of Baghdad, Iraq, Tuesday, March 31, 2015. Iraqi forces battled Islamic State militants holed up in downtown Tikrit, going house to house Tuesday in search of snipers and booby traps, and the prime minister said security forces had reached the heart of the city. (AP Photo/Khalid Mohammed)

Вы уже говорили ранее о том, что Босния — плацдарм для мирового терроризма, своеобразная база для разрушения Европы. Как это плацдарм укрепляется сегодня и что грозит Европе? Какие схемы переброски подготовленных террористов из Боснии в Европу известны, как эти схемы работают?

Босния и Герцеговина действительно является плацдармом для действий ИГ и Аль Каиды в Европе. В БиГ террористическая структура создавалась не только с помощью иностранных миссионеров, в этом учавствовали и политические организации БиГ, при поддержке западных спецслужб, и разведывательных сообществ США, Великобритании и Франции. Деятельность радикальных исламистских сообществ на Балканах является своеобразным инструментом давления на страны ЕС. Если вы посмотрите на все большие теракты, с момента создания «боснийской паутины», то вы увидите что уже в 1996 г. первым новым командиром боснийских моджахедов стал шейх Абдель Азиз (Барбароса), человек который организовал теракт на американской военной базе в Дахране, там тогда погибли десятки американских солдат, около восьмидесяти человек было ранено. Уже в следующем году был организован теракт на американском эсминце в йеменском порту Аден. За этой операцией стоит командир моджахедов Абу Мали Абдел Кадем Мухтари. если пойдем дальше, то в 1997 и 1998 гг. мы увидим крупные теракты, в частности в Найроби, в которых участвовали моджахеды-граждане БиГ. В 2001 году 11 сентября: главные организаторы теракта пока живы. Это Халид Шейх Могамед, который сидит в Гуантанамо и его первый помощник суданец по происхождению, который также находится в Гуантанамо, они оба были гражданами БиГ, и свой страшный опыт они приобрели в двух войнах. Двое из тех, кто управлял самолетами в момент совершения терактов в США 11 сентября — также были гражданами БиГ. Далее.Теракты на железнодорожном вокзале в Испании: детонаторы были куплены в г. Бугойно в Боснии, взрывчатка в Новом Травнике, оттуда же были взяты и использованы боеприпасы для теракта в редакции «Шарли Эбдо» в Париже. Везде имеется след «боснийской паутины». Так было и в России, в Беслане, где в известном захвате заложников участвовали боснийские моджахеды. В качестве доказательства у нас есть видеосъемки, в которых они говорят о своих акциях — атака на школу, на аэропорт Домодедово. Все перечисленные теракты были так или иначе связаны с исполнителями из БиГ.

За радикальными исламистами в Боснии ведется какое-то наблюдение со стороны спецслужб? Кто-то вообще осуществляет контроль за теми, кто уезжает в Сирию, например, а потом возвращается?

Агентства по безопасности в БиГ не эффективно пресекают действия, работу, пропаганду, вооружение и финансирование террористических групп. Они умышлено занижают численность и значимость этих групп, а также масштабы террористической угрозы. Произведут один-другой арест для видимости борьбы против терроризма. Арестовывают, как правило, незначительных персонажей, которые ничего из себя не представляют в этих организациях. У нас нет адекватного контроля над процессом переброски боевиков в конфликтные зоны Сирии и Ирака. БиГ является страной лидером в Европе по числу боевиков на один миллион населения. На миллион жителей получается от 350 до 370 боевиков. На данный момент, у нас 92 боевика воюют только в Сирии У нас нет судебных процессов против боевиков, кроме трех известных случаев, (но и здесь еще предстоит доказать участие в войне, доказательная база должна быть очень серьезная). Мы знаем что, что большая часть боевиков в Сирию попали через Дийарбакир в Турции. Таким образом доказать суду их участие в войне в Сирии практически нереально. Они скажут: мы работали в гуманитарной миссии, мы не воевали. Неготовность властей и лично Бакира Изетбеговича- лидера боснийских мусульман, принимать меры по этому поводу, только осложняют сложившуюся обстановку.

Президент Республики Сербской господин Милорад Додик в одном из интервью говорил о 3500 подготовленных террористах в Боснии, а все Балканы называл Белой Аль-Каидой со спящими террористами, которых стоит только разбудить, и они пойдут осуществлять джихад в Европу. Вы разделяете эту точку зрения?

Президент Республики Сербской Милорад Додик очень часто об этом говорит. Он ссылался на официальные данные боснийской разведки. Разведывательное агентство действительно «сочинило» перечень из 3500 людей, которые проходили проверку на предмет причастности к террористическими группировками, а также источников их финансирования, но эти данные строго засекречены. И это данные за апрель 2010 г. На данный момент, мы говорим уже о 5700 лиц, которые представляют собой потенциальный источник террористической угрозы. Кроме того, есть еще агенты, которые не входят в это количество, и их десятки тысяч, и они активно работают, участвуя в боевой подготовке состава, мобилизации, выполнении конкретных терактов. Они активно участвуют в финансировании террористических групп, и организации переброски людей в зону вооруженного конфликта.

Возьмите к примеру двоих исламистов на определенном задании, они автоматически являются боеспособным военным подразделением. Когда говорим о террористической угрозе мы не говорим о стандартном военном подразделении, о корпусах и армиях, нет! Достаточно лишь два исламиста, либо два террориста в одном месте, и вы автоматически получаете военное подразделение, способное нанести серьезный удар, совершить террористическую операцию. И не один теракт, а серию. То, что случилось в Париже, это была сложная, продуманная и хорошо подготовленная террористическая операция. В ней участвовало всего два десятка людей. Представьте серьезную операцию, в которой участвует только два десятка людей, и сравните это с сетью из 5700 потенциальных террористов, находящиеся в Боснии и Герцеговине.

Mevtalara-Dua-Eden-Adam

Какой выход из сложившейся ситуации вы видите?

Если хотим добиться успеха, то мы должны у терроризма отнять исламскую легитимность. Терроризм не принадлежит исламу, ислам не совмещает несовместимое, на самом деле убийства людей не могут быть совместимы с любой великой религией – это противоречит служению и вере в Бога. Конечно, органы безопасности должны вести борьбу против терроризма, этим не должны заниматься имамы. Надо понимать, что является традиционным в исповедании ислама. На данный момент, у нас очень плохой министр безопасности, думаю, что ни одно государство не должно во главе такого ведомства терпеть клоуна и шарлатана. Разведкой руководит исламист, человек связанный с военными преступлениями, человек который был когда-то охранником экс-президента Алии Изетбеговича во время гражданской войны. Речь идет об Османе Мехмедагиче Осмице. Он закончил разведшколу в Турции и тесно связан с Анкарой. СИПА (боснийская государственная служба безопасности) стала молотом для непослушных политиков. Служебным положением там злоупотребляют в политической борьбе, арестовывают неугодных. СИПА осуществляет подрывные акции против МВД Республики Сербской, отнимая у этой структуры полномочия с целью стать главным агентством в области безопасности в БиГ.

Когда говорим об ИГ и его лидере Абу Бакре аль Багдади, думаю, чтобы он оставался бы лишь жалким клоуном, а ИГ только смешным малозаметным формированием, если бы у них не было сильной военной, политической и разведывательной поддержки со стороны Турции. Эрдогана серьезно вознамерился стать халифом. Турция сильно связана с ИГИЛ в военном и разведывательном отношении, в поддержке квазигосударственности вокруг Мосула, и в активном формировании там инфраструктуры ИГ.

Босния и Герцеговина через Бакира Изетбеговича поддерживает очень тесные связи с Эрдоганом, так как Бакир Изетбегович является другом семьи Эрдогана, в то время как Осман Мехмедагич Осмица (глава СИПА) через разведку связан с Хаканом Фиданом. Его очень часто навещают сотрудники турецкого посольства в Сараево. Турция очень активна в БиГ. У нее есть научно-исследовательский центр Юнус Эмре, учредителем которого является премьер Турции Ахмед Давутоглу. У Турции есть информационное агентство Анадолия, которое больше работает как разведывательный центр, цель которого не только собирать, но и производить или создавать необходимую информацию. У Турции также есть сеть исламистских организаций, собранных вокруг гуманитарнго фонда ИХХ, которую европейцы и израильтяне считают террористической организацией. Ей покровительствует Эмина, супруга Реджепа Тайипа Эрдогана. Создана прочная сеть с более чем сотней НКО вокруг так называемой «Солидарности» из г.Бихача и других исламистских организаций в Зенице и Тузле.

Эти структуры поддерживают Хамас и другие террористические организации, а действия турецкого разведывательного сообщества БиГ и вовсе направленно против стабильности в Боснии и Герцеговине.