SHARE

Нож мясника, эмблема ИГИЛ и муляж пояса смертника – все это продемонстрировал в ходе самоубийственного акта нападавший-одиночка в 18-м округе Парижа. Разведки Рима, Парижа и Лондона склонны полагать, что этот инцидент не первый и не последний. “Откровенно говоря, – отмечает представитель итальянских спецслужб, – это худший симптом в уже чрезвычайно сложной ситуации”. Инцидент указывает на то, что наступивший 2016 год будет намного более сложным, чем год ушедший, пишет корреспондент Карло Бонини.

Источники в управлениях по борьбе с терроризмом Франции и Великобритании сообщают: “Нам известно, что идет работа по планированию одновременных и координированных атак, намеченных на один и тот же день в различных местах различных стран ЕС: своего рода европейское 11 сентября”. Эти атаки должны стать “асимметричным” ответом халифата на “симметричные” военные поражения, нанесенные ИГИЛ в последние недели на иракском и сирийском ТВД, отмечает корреспондент.

Вчера внимание западных разведок было сконцентрировано на Злитане, расположенном на западе ливийской пустыне, где в результате подрыва грузовика, начиненного взрывчаткой, погибли 75 и были ранены 200 человек недалеко от базы подготовки местной полиции. Плохой знак в завершение недели, начавшейся с глубокого и решительного наступления ИГИЛ на востоке Ливии с захватом Бен Джавада, открывающего путь к нефтеносному бассейну, где во времена Каддафи добывали 80% ливийской нефти, пишет корреспондент.

“То, что произойдет в Европе в ближайшие месяцы, качество и характер угроз, которым мы должны противостоять, нераздельно связаны с Ливией и Балканами, – подчеркивает источник в итальянской разведке. – Это два района в центре Средиземноморья с высочайшим уровнем радикализации. Оба региона, по различным причинам, оказались вне контроля. Они имеют решающие значение с точки зрения вербовки, въезда в Европу и выезда из нее иностранных боевиков”.

Корреспондент приводит высказывание еще одного источника в итальянских спецслужбах, по мнению которого, поражения ИГИЛ в сирийской пустыне могут ускорить асимметричный террористический ответ в Европе, но, с другой стороны, быстрое ослабление военного потенциала ИГИЛ может снизить возможности стратегического планирования единовременных масштабных ударов в Европе.