SHARE

Как известно, утром 24 ноября истребитель турецких ВВС F-16 целенаправленно и преднамеренно сбил в воздушном пространстве Сирии российский бомбардировщик Су-24М с бортовым номером 83, который принимал участие в уничтожении военных объектов и тыловой инфраструктуры псевдоисламского экстремистско-террористического формирования, именуемого себя как «ИГ» (до 24 июня 2014 года «ИГИЛ»). Уже через 10 минут после взлета с аэродрома «Хмеймим» его стали вести радиолокационные средства ВВС Турции, сопровождая до того трагического момента.

Зайдя в хвост бомбардировщика Воздушно-комических сил России (ВКС), находившегося в воздушном пространстве Сирии на расстоянии 5,5 километров к югу от сирийско-турецкой границы, истребитель F-16 ВВС Турции словно убийца из-за угла, хладнокровно выпустил ракету класса «воздух-воздух» по нашему самолету, не ожидавшему такого террористического акта от страны, на которую распространяются все положения специального Меморандума между Министерством обороны России и Министерством обороны США по предотвращению инцидентов и обеспечению безопасности полетов авиации в воздушном пространстве Сирии.

Напомню, что этот документ был подписан между  Россией и США в октябре этого года, то есть до уничтожения этого Су-24М турецким самолетом. Все его положения в полном объеме распространяются и на турецкие ВВС по той причине, что она является страной, входящей в НАТО, а также участвует в коалиции из 60 западных и ближневосточных государств, якобы, борющихся с «ИГ».

Следует особо подчеркнуть, что названный турецкий истребитель проник на глубину до двух километров сирийского воздушного пространства, и в течение 40 минут находился там в засаде как подлый убийца, поджидая российский самолет, находившийся на боевом задании.

Также заблаговременно на сирийскую территорию с территории Турции была заброшена турецкая команда телеоператоров, которая с помощью высококачественных телекамер сняла падающий российский самолет и расстрел из стрелкового оружия с земли его командира, спускавшегося на парашюте. Одновременно был снят и эпизод уничтожения турецкой боевой группой с помощью противотанковой установки американского производства одного из вертолетов российской поисково-спасательной службы, севшего на землю.

В день этого трагического события Министерство обороны Турции ни разу не воспользовалось линией прямой связи, установленной между ним и российским Министерством обороны. Эта линия работает круглосуточно. В Москве на телефоне такой «горячей линии» постоянно находится на дежурстве российский офицер, отлично знающий турецкий язык. Работал он там и в тот роковой день, то есть 24 ноября. Но его турецкий визави на связь не выходил. Вполне естественно: это не входило в пиратские планы Анкары… .

Важно также отметить, что никаких предупреждений российскому самолету не делал ни штаб турецких ВВС, ни военная база, откуда вылетели турецкие самолеты. Никаких визуальных знаков не подали и турецкие пилоты, специально направленные для уничтожения российского самолета, хотя у более скоростного истребителя F-16 по сравнению с Су-24М была полная возможность предупредить его, например, встав на параллельный курс. Кроме того, турецкие ВВС прекрасно знали его тип и его маршрут, а также то, что он не предотвратит их роковой удар «в спину». Такая позиция была выбрана турецкими «янычарами» для того, чтобы российские летчики не успели сделать противоракетный маневр. Подлецы.

Турецкий генеральный штаб также не смог предоставить запрошенную военным атташе России в Анкаре информацию о якобы имевших место «авиапереговорах» пилотов турецких истребителей с российским Су-24М. Турецкие военные также заявили, что они не передавали в СМИ никаких аудиозаписей предварительных «переговоров» турецкого F-16 с российским Су-24М. Такого «радиообмена» просто не  было  в помине, что подтвердили как средства объективного технического контроля за воздушным пространством в данном регионе, так  и непосредственный свидетель: спасшийся штурман Су-24М капитан Константин Мурахтин.

Существенно и то, что до этой пиратской акции военно-воздушные силы США информировали турецкие ВВС как страны-участницы Североатлантического союза, о деталях проведенного с российскими пилотами специального учения в воздушном пространстве Ближнего Востока с целью недопущения инцидентов и столкновений самолетов сторон в воздухе при боевом патрулировании. Такие же учения были организованы и проведены между боевыми самолетами Израиля и России.

Подобная варварская и тщательно спланированная против России акция высшего турецкого военно-политического руководства во главе с ее президентом, имеющим явные диктаторские замашки, является грубым нарушением Устава ООН – как в отношении Сирии (нарушение ее воздушного пространства), так и в отношении России (уничтожение ее самолета в воздушном пространстве другого государства).

Эта акция одновременно подпадает под определение «агрессия», утвержденное Генеральной Ассамблеей данной всемирной организации.

Хладнокровный расстрел российского самолета также является прямым нарушением упомянутого ранее Меморандума, подписанного между Министерствами обороны России и США по предотвращению инцидентов и обеспечению безопасности полетов авиации в сирийском воздушном пространстве.

Россия вправе требовать от Анкары полной и солидной материальной компенсации за сбитый Су-24М и гибель его командира подполковника Олега Пешкова. Его тело должно быть незамедлительно выдано российской стороне без всяких предварительных условий и оговорок.

Неискренние извинения и неуклюжие оправдания Турции Россию не интересуют.

Начиная с 24 ноября этого года, Россия вправе использовать все имеющиеся в ее распоряжении ударно-боевые виды вооружений и средства радиоэлектронной борьбы для недопущения подобных враждебных террористических акций Турции против боевых самолетов и вертолетов своих ВКС, действующих в небе Сирии по просьбе ее законного руководства.

Отныне российские Вооруженные Силы имеют полное право уничтожать любой летательный объект, вторгающийся извне в ее воздушное пространство с турецкой территории. С 24 ноября Турция может обоснованно рассматриваться как враждебное по отношению к России государство – со всеми вытекающими отсюда последствиями. Турция может квалифицироваться таковым и Сирией, против которой Анкара уже давно ведет необъявленную войну и грабит с помощью боевиков «ИГ» ее национальное богатство – нефть.

Хотелось бы надеяться, что президент САР Башар Асад сделает специальное заявление с осуждением разглагольствований нынешнего турецкого президента о готовности его военной авиации сбивать воздушные цели в небе суверенной Сирии, по своему корыстному желанию и по явной указке Белого дома, а также вопреки основополагающим принципам международного права, превращая его в произвольно установленную «бесполетную зону».

Москва одновременно должна в самой решительной форме поставить перед Анкарой и Вашингтоном вопрос о полном выводе из Турции американского тактического ядерного оружия, которое находится там в нарушение двух первых статей Договора о нераспространении ядерного оружия, которые запрещают размещать ядерное оружие ядерными государствами на территории неядерных стран, а  неядерным государствам – дислоцировать на своей территории ядерные вооружения ядерных государств.

С учетом проявленного со стороны НАТО курса на покровительство и выгораживание Турции после целенаправленного уничтожения российского самолета 24 ноября в небе Сирии следует подвергнуть тщательному анализу нынешнее состояние и перспективы российско-натовских отношений в целом и рассматривать этот альянс, в котором участвует Анкара, как откровенно агрессивный и враждебный. Необходимо надолго забыть термин «партнеры» применительно ко всем государствам, входящим в этот милитаристский военный блок, в основополагающих документах которого Россия давно значится как «враг № 1».

С учетом всех отмеченных обстоятельств российским Вооруженным Силам необходимо значительно усилить свою группировку как в Сирии, так и в районе Ближнего и  Среднего Востока.

На всякий случай. Оснований для этого более чем достаточно. Береженого Бог бережет.

В.П Козин. – главный советник Российского института стратегических исследований, член-корреспондент Российской академии естественных наук, профессор Академии военных наук Российской Федерации.