SHARE

В Белграде оценили препятствия на пути в ЕС. Важнейшим из них могут стать санкции против России. Сейчас Сербия не поддерживает это решение Евросоюза, однако в будущем это может измениться.

Такое мнение высказывают местные политологи. По их мнению, в середине декабря в Брюсселе европейские чиновники потребуют от премьер-министра страны Александра Вучича согласия на разрыв части отношений с Москвой. В обмен Сербии предложат вступить в объединение.

По мнению политического аналитика, ведущего научного сотрудника Института Европы РАН Павла Канделя, даже при условии выполнения всех требований путь Сербии в ЕС будет долгим.

“Когда говорят, что Сербии предлагают повернуться к Брюсселю, то это вовсе не означает, что Брюссель предлагает тут же принять Сербию в ЕС. В данный момент речь идет  о том, что только начнутся переговоры о приеме. Переговоры такого рода ведутся, как правило, не менее лет пяти, а в случае с Турцией уже два десятилетия”, – сказал Павел Кандель в эфире радио Sputnik.

Сейчас, по его мнению, на Сербию оказывается давление и из Брюсселя, и из Вашингтона.

“От нее требуют, чтобы она солидаризировалась с Европой в ее внешней политике. Раз Европа приняла санкции, то, мол, и вы должны принять. Пока Сербия от этого уклонялась. Вопрос в том, как долго она сможет уклоняться. Я думаю, что с точки зрения Сербии, пойти на поводу ЕС было бы нелогично: поскольку ЕС – это какая-то отдаленная перспектива, а санкции надо вводить сегодня. Для Сербии последствия от них будут более чем ощутимы. Поэтому логичное решение Сербии – это как можно дольше уклоняться от этого. Хватит ли у них сил – сказать трудно”, – заметил политолог.

По его мнению, сейчас Сербия пытается балансировать между двумя направлениями.

“Сербия имеет такую внешнеполитическую традицию еще со времен Тито, со времен Югославии, причем эта политика была довольно успешной. Видимо, примерно теми же расчетами руководствуется и нынешнее правительство. Но это балансирование все-таки больше смещается в сторону Брюсселя. Хотя и пытаются сохранить некий баланс и в отношениях с Москвой, и в отношениях с Китаем. Но хватит ли политической воли, чтобы продолжать эту политику – это вопрос открытый”, – сказал Павел Кандель.