SHARE

Драгана Трифкович, директор Белградского института геостратегических исследований (Сербия) о своем взгляде на киевскую власть, борьбе Донбасса за независимость, провокациях Запада, российско-сербских отношениях, Сирии и том, как «дед Обамы освобождал Освенцим»

Василий Колташов: Гость «Открытой студии» — Драгана Трифкович, политолог, генеральный директор Белградского центра геостратегических исследований в Сербии и, как пишет украинская пресса, «наблюдатель ОБСЕ, который симпатизирует боевикам и сепаратистам» .

Драгана, как вам удалось заслужить такую характеристику от украинской прессы?

Драгана Трифкович: Среди эпитетов в мой адрес есть еще и такие, как «агент Кремля, русский террорист». Писали, что я приехала на Донбасс и воевала вместе с «русскими террористами». На самом деле моя роль никогда не была такой. Я на Донбассе впервые была как наблюдатель ОБСЕ на выборах, а потом — на конференции, где обсуждали ситуацию на Донбассе. Все дело в огромной антирусской пропаганде, развернувшейся на Украине. Если, например, кто-то носит футболку с гербом России, то сразу становится «агентом Кремля». Если же у вас, например, футболка с флагом Великобритании, то это воспринимается как мода. Вот такая тенденцию. Меня как эксперта пригласила власть Луганска, кстати, там были депутаты из Евросоюза, политики из Германии, Бельгии, США и других стран. Мы наблюдали за ходом выборов, никаких связей с «русскими террористами» не было, так как этих самых «русских террористов» на Донбассе никто из нас не обнаружил.

В.К.: Как считаете, эти выборы в ДНР и ЛНР были демократическими? Потому что киевская власть считает, настоящие выборы возможны только на Украине.

Д.Т.: Все, на самом деле, наоборот. Сказать, что в Киеве легитимная власть, невозможно. Потому что там был переворот, который планировали США. И политики там не выбраны по воле народа Украины, ими на самом деле манипулировали, чтобы выборы были в интересах Вашингтона. Я могу сказать, что в Луганске выборы были полностью демократическими: там народ пошел голосовать, потому что не хотел видеть у себя американских ставленников во власти. Демократия, о которой говорят США, финансируя цветные революции и перевороты — это не демократия. Демократия — есть воля народа. Народ в Луганске и Донецке свободно голосовал и сам выбрал власть. Мы свободно разговаривали и с народом, и с ополченцами. Т.к. я занимаюсь журналистикой, то хотела разговаривать с простыми людьми, чтобы объективно рассматривать сложившуюся там ситуацию. Так что, могу сказать, те западные политики и журналисты, которые пишут, говорят, что там терроризм, агрессия — они никогда не были на Донбассе. Их публикации, разговоры — пропагандистский заказ Америки. Мне очень жаль, что народ на Украине под влиянием таких манипуляций. Я думаю, большую роль в этом играют западные СМИ. Они не могут понять, что причина в войне не этническая, а политическая, по желанию Вашингтона. У нас была война, у нас большой опыт Югославии. У нас, можно сказать, такая же ситуация была. Мне очень жаль, что украинский народ не понимает, что повторяется сценарий, который прошел моя страна.

В.К.: На Украине сейчас разворачивается очень жесткая предвыборная кампания. Приведут эти выборы к изменениям на Украине или это фарс?

Д.Т.: Вы знаете, когда страна, можно сказать, оккупированная, и когда политическая сцена полностью под внешним контролем, там очень тяжело организовать какие-то выборы. Потому что может быть так, что альтернативы вовсе нет. Что у политиков, которые сейчас там выступают, может быть нет никаких идей, может, они там только, чтобы выступать за чужие интересы. Я об этом говорю, потому что в Сербии очень сложная ситуация, потому что у нас уже 15 лет США контролируют политическую сцену Сербии. Они на самом деле создают там новые партии, контролируют политику. Есть у нас такая ситуация, что около 60−70% народа за стратегическое сотрудничество между Сербией и Россией. А на самом деле сейчас в нашем сербском парламенте нет ни одной партии, которая выступает за стратегическое сотрудничество между Сербией и Россией, там у нас только еврофанатичные партии, которые хотят против воли народа интегрировать Сербию в Евросоюз.

В.К.: Вы как-то сказали, думать, что Европа принесет Украине процветание — глубочайшее заблуждение…

Д.Т.: Вы знаете, очень понятно, какая плохая ситуация в Евросоюзе. Мы знаем, например, что случилось с Грецией, с Испанией, с Италией и с другими странами. Пример есть и в Восточной Европе — Болгария, Румыния. Со времени, как они стали членами Евросоюза, там стало только хуже и хуже. У них больше нет своего сельскохозяйственного производства. Например, Болгария была известна по производству перца, а сейчас она экспортирует значительно меньше. Там была индустрия, а теперь — экономические проблемы, безработица. Я уверенно могу сказать это, потому что Сербия уже 15 лет находится в процессе евроинтеграции, и Сербии только хуже и хуже. Когда мы были под санкциями, тогда можно было жить. Но сейчас безработица, около 50% молодежи в Сербии не может найти работу. Что можно ожидать, когда в Евросоюзе такая же ситуация, около 25% безработицы, как можно надеяться, что нам будет лучше в Евросоюзе? С другой стороны, у нас есть возможность использовать договор с Россией о свободной торговле. У нас есть проблемы, потому что наша индустрия тоже уничтожена в результате бомбардировок Сербии 1999 году. А после процесса приватизации стало еще хуже. Значит, не понятно, какие преимущества Сербия может получить в Евросоюзе, а сейчас не может использовать контракт с Россией. Поэтому у нас еще такая проблема, что Евросоюз давит на сербскую власть, чтобы они тоже ввели санкции против России. Потому что они рассчитывают, что мы тоже как кандидаты на вступление в Евросоюз должны согласовывать свою внешнюю политику с Евросоюзом. Но, я думаю, что это невозможно, потому что народ в Сербии прорусский, и если бы власть на это пошла, то с ними было бы покончено. Были бы конфликты.

В.К.: Сейчас Россию критикует западная пресса за участие в военном конфликте в Сирии. Когда российская авиация бомбит «Исламское государство» *, боевиков, террористов — это объявляется ударами по мирному населению. Может быть, это изменит позицию Сербии, может, сербское руководство зацепится за этот аргумент западной пропаганды?

Д.Т.: Оно, может, зацепится, но что с того? Сербский народ прорусский, они рады, что Россия пошла на помощь Сирии, и они думают, что Россия будет иметь большое влияние на Балканах, и это для нас единственная надежда. Не верю, что они могут встать перед народом с этим аргументом. На самом деле, там у нас есть такая антирусская западная пропаганда, есть и просербская, что наши интересы с Россией едины, и быть прорусским — это быть просербским. Проблема такая в Сербии, что сербские СМИ полностью под контролем Запада. Например, несколько дней назад, когда был митинг в Москве против поддержки Сирии, там было, наверное, 50 человек. Но в сербских СМИ была ударная новость, что в Москве идет демонстрация против интервенции в Сирию, что русский народ против интервенции. Это, на самом деле, ложь.

В.К.: А как вы относитесь к российской военной операции в Сирии? Велика ли вероятность того, что Россия увязнет в конфликте в Сирии, как в Афганистане, на что и надеются США?

Д.Т.: Я надеюсь, что это будет краткосрочная операция. Это не интервенция, это помощь, потому что легитимная власть Сирии пригласила Россию помочь им, нет никакой интервенции, это нельзя сравнить, например, с бомбардировками НАТО Югославии, Ливии и других стран. Это будет краткосрочная операция, и я надеюсь, что поддержки с неба будет достаточно, чтобы сирийские войска смогли решить проблемы с террористами. Я читаю, как они уже бегут в другие страны, но это будет мировой проблемой борьбы с терроризмом. Мы видим, что развал СССР и югославский конфликт, бомбардировки в Сербии — это связано с тем, что сегодня происходит, это было началом. НАТО и США только создают хаос в других, прежде стабильных странах, как Ливия, Сирия, Югославия. Югославия прежде была очень стабильной страной. Они только создают хаос, терроризм, финансируют терроризм, сотрудничают с террористами. У нас такой опыт в югославском конфликте, когда они обучали и финансировали боснийских мусульман, хорватскую армию, сотрудничали с террористами, если в этом есть интересы Вашингтона. Я думаю, что точка поставлена в Сирии и надо было так поступить. Сирийский народ благодарен России за эту поддержку, и сербский народ тоже надеется, что Россия поможет нам в будущем, чтобы мы начали интеграционные процессы. Потому что в прошлом у нас были только дезинтеграционные и разрушительные процессы, которые до сих пор не остановим, они идут и дальше.

В.К.: Сербия могла бы участвовать в евразийской интеграции, в построении торгового, экономического блока?

Д.Т.: Да, я уверена, что у Сербии это большой шанс, чтобы сотрудничать и со странами Евросоюза, и с БРИКС и с другими альтернативными институтами. Потому что мы видим, для нас сотрудничество с Евросоюзом невозможно. Есть один пример — это наши люди, которые занимаются сельским хозяйством. В Сербии они получают около 2% помощи из общего сербского бюджета. А в Евросоюзе этот процент около 40% из общего бюджета. Сербские продукты не могут конкурировать с продуктами из Евросоюза. Вообще, для нас нет никаких возможностей поставить свои продукты на рынки Евросоюза, но есть возможность поставок на огромный рынок евразийского пространства и России. Я уверена, что это огромный шанс для Сербии, и не только для Сербии, но и для Европы. Если она хочет решить свои экономические проблемы, которые существуют много лет, она может сотрудничать только с этими крепкими странами, которые имеют хорошую экономику — с Россией, Китаем, Индией, с другими странами БРИКС. Но мы видим, что экономика Евросоюза основывается лишь на бумагах, но не на реальных ценностях, и она не может в будущем решать проблемы и предлагать альтернативы.

В.К.: Недавно президент Польши заявил, что необходимо объединять силы против России. Что он имел в виду, какие силы надо объединять?

Д.Т.: Не знаю, это идея Вашингтона, они хотят объединять силы в Европе, реализуют конфликт между Европой и Россией, это — ненатуральный конфликт. Если бы связи экономические, политические между Европой и Россией были крепкими, то это означал бы конец роли США в мировой политике. Не существует сотрудничества между Европой и Россией. Вообще, в Польше антирусская политика. Я смотрела пример, когда были ужасные события в Одессе, и никакой реакции в Евросоюзе на это не было. Какая это демократия и свобода, когда они так равнодушны к тому, что там происходило. А потом Дональд Туск сообщил, что за это отвечает Россия. Непонятно почему, когда мы знаем, что там пошли экстремисты, ими манипулировали. Это их поддержала киевская власть, и это они сделали это ужасное зло.

В.К.: Вы как-то написали в одной из своих статей, что России готовят судьбу Югославии, и за экономическими мерами может последовать прямое воздействие. Каким оно может быть?

Д.Т.: У Запада не так много ресурсов, чтобы воздействовать на Россию. На самом деле Россия — это не маленькая Сербия, и они на нас опробовали свои методы: цветные революции, бомбардировки, санкции. С Россией это невозможно. Мы видим, что ваша экономика очень хорошая.

В.К.: Не совсем, сейчас обсуждается кризис российской экономики.

Д.Т.: Эти санкции не имеют такого эффекта, какой был в Сербии.

В.К.: Не только санкции причина кризиса.

Д.Т.: Я знаю, у вас другие внутренние проблемы с Национальным банком, и их надо решать. Может, законодательные акты нужны такие, чтобы экономика была на службе вашего народа. Такие проблемы есть. Но я уверена, что экономика России, Китая и других стран более крепкая, чем экономика США, потому что у США больше нет никаких ресурсов, они только печатают доллары. Непонятно, какая у них стратегия. Я думаю, что стратегии нет, была стратегия бомбардировать другие страны, чтобы получить их ресурсы. Вы помните, когда государственный секретарь США Мадлен Олбрайт сказала, что Сибирь не должна быть только русской, там много ресурсов, и каждый должен располагать этими ресурсами. Значит у них стратегия такая, чтобы они бомбили другие страны, чтобы они получили ресурсы, нефть и т. д. Сейчас это невозможно, сейчас экономические структуры мира, такие, как Мировой банк, МВФ, они тоже не могут больше решать никакие проблемы. Мы видим, что меры, которые они принимают против других стран, производят только негативный эффект, никакого позитивного эффекта нет много лет. С 2008 года, когда начался мировой кризис, такая ситуация. Альтернатива, чтобы «Банк развития БРИКС» финансировал стратегические, инфраструктурные проекты, проекты развития. Такая альтернатива есть. Я думаю, что эти институты, которые сейчас существуют, не могут ничего нового предложить.

В.К.: А как смотрите на попытку США создать транстихоокеанское партнерство и трансатлантическое партнерство с Евросоюзом в качестве младшего партнера? Это не усиливает позиции Вашингтона в Европе?

Д.Т.: Усиливает, но там есть много противников этого договора, потому что народ в Европе начал понимать, санкции, которые ввели против России, действуют больше против них. Больше проблем с этими санкциями не в России, потому что бизнес в Европе не имеет альтернативного рынка, а у России рынок огромный. Например, Германия экспортирует автомобили в Россию. Я думаю, что Россия большой покупатель германских автомобилей. Если Россия ввела бы санкции по автомобилям, то там бы настал коллапс.

В.К.: НАТО говорит о себе, как мирной организация, которая мирная расширяется. Какая угроза реально исходит от этого расширения НАТО для России и, может быть, для Сербии?

Д.Т.: Сербия уже знакома с этой организацией, в 1999 году они начали бомбардировку Сербии без решения Совета безопасности ООН, значит, против закона. Они бомбили 78 дней Сербию, сбросили около 15 тонн боезарядов с обедненным ураном. И это — «гуманитарная организация». На самом деле, с развала СССР они начали штурм на постсоветское пространство, сказали Горбачеву, тогда никакого договора не было, что они не хотят распространяться на пространство бывшего Советского Союза, но это было только начало лжи. Они сразу же начали штурмовать советские просторы, юго-восточную Европу. Можно сказать, что моя страна стала первой жертвой агрессивной американской политики, которая началась со времен развала СССР, к сожалению. Можно сказать, что Вашингтон через НАТО постоянно хочет создать конфликт между Европой и Россией. Они уже поставили много баз в Европе и в Сербии тоже. Я думаю, что мира не будет, пока НАТО не будет разрушено.

В.К.: Когда дробили на части Югославию, то США, Европейский союз много сил потратили на то, чтобы убедить малые народы, входившие в Югославию, что сербы их оккупировали, затащили в Югославию. Насколько отрезвели сейчас жители Косово, мусульмане, хорваты. Они изменили свое отношение к Югославии, к сербам?

Д.Т.: Такая ситуация происходит и с Россией, они говорят, что СССР был оккупантом, так и сербы оккупанты. На самом деле у Сербии большая державная традиция, мы много лет имеем свою державу, а маленький народ, который сейчас получил свою державу, раньше никогда не имел своей страны. Это тоже такая пропаганда. Но можно смотреть на нынешнюю ситуацию, пример — Косово и Метохия. У них проблемы, потому что, когда албанцы из Косово и Метохии жили в Югославии, у них там были большие права. Они могли пойти в школы, у них были социальные программы… Потому что у нас была такая пропаганда, что нужно с Югославией сохранить братство, мы так и обходились с ними, с хорватами. Независимо от истории, в истории мы воевали. Можно сказать, что и албанцы, и хорваты были в Первой и Второй мировой войне на стороне агрессора. В Первой — на стороне Австро-Венгрии, а во Второй — нацистов. Такая пропаганда. Но сейчас они отделили физически Косово от Сербии, но это нелегитимно, и они не могут это легализовать никогда. Потому что по международному праву и по резолюции № 1244 Косово и Метохия — это сербский регион. Значит, они все это нелегально сделали, против международного права, резолюции № 1244 и против законов Сербии. Они физически отделили, поставили границу между регионом Косово и Метохии и центральной Сербией. И что там происходило, они установили там террористические власти, власть — это террористы, которые были в террористической организации УЧК. Они занимались торговлей человеческими органами и сейчас репрезентуют Вашингтон, потому что они могут благодарить США за то, что сейчас находятся у власти. И когда началась первая миграция албанцев из Косово и Метохии в Германию, а потом еще и беженцы с Ближнего Востока, я дала интервью немецкому журналу, в августе. Спросили, что происходит в Косово и Метохии, зачем так много албанцев приезжает в Германию, а не хотят получить там документы. Я сказала, что вы им насильно дали страну, т.н. наркотеррористическую державу, и они не знают, что с этим делать. Больше у них там нет никаких прав, они не могут там работать, индустрия уничтожена. Обычный народ там не видит никакого будущего.

В.К.: Украина не повторяет эту ситуацию сейчас, как думаете?

Д.Т.: Да, повторяет. Но не только Украина виновата, а еще и Евросоюз, потому что Евросоюз слепо следует за интересами Вашингтона уже много лет. Мне жаль, что народ на Украине не понимает, что их не ждет ничего хорошего в Евросоюзе.

В.К.: На Украине недавно приняли закон, который предоставляет воинам украинской повстанческой армии, т.е. «бандеровцам», статус борцов за независимость Украины. Какие последствия это может иметь?

Д.Т.: К сожалению, эта такая же ситуация, как и «герои» — террористы УЧК. Они стали тоже «героями» при поддержке США в Косово и Метохии. Не знаю, как может быть героем тот, кто пошел бомбить народ? Я там была, я видела и разговаривала с людьми. Видела, как они разбомбили школы, детские сады, больницы на Донбассе. История повторяется. Вы знаете, я не могу понять, как Яценюк мог сказать, что СССР оккупировал Украину во Второй Мировой войне. Что это значит? Это значит, что Гитлер был освободителем?

Есть такая тенденция фальсифицирования истории, манипулирования. Мы много лет свидетели того, что американцы в Евросоюзе хотят преподнести себя как освободителями. Вы помните, как Барак Обама рассказывал, что его дед освободил лагерь Аушвиц? Не понятно, может быть, он был русский? Американцы вообще не понимают, они используют историю, как хотят, делают так, чтобы ее не было вообще. Они разрушили где-то 150 сербских монастырей 12, 13, 14 века в Косово и Метохии, разрушили кладбище, а потом Саудовская Аравия, США и другие страны финансировали создание религиозных объектов албанцев. Они постоянно хотят изменять историю физически и документально. Если нет нашей церкви 13 века, то американцы будут говорить, что они на этой территории с 9 века.

В.К.: Вы сказали в начале нашей беседы про беженцев, поток которых сегодня устремился из стран Ближнего Востока в Германию, Великобританию, Францию. Они проходят через Сербию. Что думаете об этом движении мигрантов?

Д.Т.: В Европе будет большая проблема с мигрантами, потому что они изменяют архитектуру Европы. Сербия является транзитной страной, у нас нет никакой возможности сохранить и обеспечить жизнь беженцам, потому что у нас проблемы с нашими беженцам. Проблемы с сербами, которые жили в Хорватии, в Боснии и Герцеговине, в Косово и Метохии. У нас нет никаких социальных программ и стратегий, чтобы они жили в Сербии в будущем. На самом деле Сербия не виновата в уничтожении стран этих беженцев. Мы не участвовали в бомбардировках Ливии, в конфликте в Сирии, в Афганистане и в других странах. Проблема такая, что Евросоюз через НАТО и через следование американской политике сам виноват в потоке этих людей. Я думаю, что проблемы решать невозможно, т.к. политики Евросоюза не имеют никаких объяснений своим действиям. Они хотят решить, кто и сколько будет принимать беженцев, они создают стены. Какая это демократия, свободное движение в Европе, если они создают стены? Никакой свободы нет. Значит, они не могут решать эти проблемы, они должны сказать, что тоже виноваты в этих проблемах. Например, европейские державы, входящие в НАТО, несут ответственность за то, что там происходит. Это первое. А второе, что решение этих проблем возможно при стабилизации обстановки в их стране, надо помочь легальной власти. Это Россия помогает законной власти в Сирии, Башару Асаду, чтобы прекратился конфликт, чтобы стабилизировать страну. Только таким образом можно решать проблемы. Европа в будущем, если хочет выжить, должна сотрудничать и с Россией, и с другими странами мира, которые хотят серьезно решать проблемы с терроризмом, помогать легальным властям, решать религиозные конфликты, чтобы люди снова смогли начать жизнь.

Россия — ведущая страна в создании новых международных ценностей, новых международных отношений. Они были разрушены, когда начались бомбардировки в Сербии, когда с этого времени ввели право сил. Значит, надо новые международные отношения создать, новые системы и ценности, новые институты. Россия так и делает. Альтернативной безопасностью могут быть ОДКБ, Евразийский союз, по экономике это может быть Банк развития, Евразийский экономический союз. Значит, альтернативы есть, и проблемы надо решать. Европа не имеет больше никаких возможностей получить шанс на развитие своей страны в сотрудничестве с Америкой. Сотрудничество с Америкой для Европы только разрушительно.

В.К.: Вы пишете, что для Сербии выживание возможно только в союзе с Россией. А изменится ли настроение и взгляды не только сербов, а венгров, поляков, граждан других стран Европейского Союза, для того чтобы эти страны находились в сотрудничестве с Россией, а не в конфликте, следуя за Брюсселем и Вашингтоном?

Д.Т.: Знаете, большая проблема — это манипуляции и пропаганда в СМИ. Около 50% народа в Сербии за ЕС, а около 50% за стратегическое сотрудничество с Россией. Наши власти говорят, что невозможно вместе сотрудничать и с Россией и с Евросоюзом. Постоянно в Сербии они пропагандируют, что в Евросоюзе хорошо, что люди там получат работу, уровень жизни будет лучше. Такая проблема, я думаю, есть и в других странах, и на Украине. Например, американская администрация сказала, что она дала около 5 миллиардов долларов на развитие демократии в Киеве. Значит, она дала деньги экстремистам, чтобы они произвели хаос на Украине. А Россия отдала около 100 миллиардов долларов за развития там международных, энергетических проектов.

В.К.: За все время? Вы имеете в виду российские инвестиции в Украину и американские вложения в украинскую политику?

Д.Т.: Да. Такая проблема есть и у нас. Например, для Сербии большим шансом для развития был проект «Южный поток». Но там такая пропаганда была, что вообще непонятно было народу, что у нас будет большая возможность экономического развития с этим проектом. В Сербии антирусская пропаганда против этого проекта. Проблема такая, что у России есть программа развития стратегическая, энергетическая, но народу это непонятно. Потому что в этом большую роль играют СМИ, некоммерческие организации, работников которых лоббируют за интересы Вашингтона.


Подписывайтесь и смотрите другие интересные передачи на канале «Свободной Прессы«в YouTube.

Полный текст беседы — в видеоматериале «Открытой студии».

*ИГИЛ («Исламское государство») — решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.