SHARE
Бегущих в ЕС пытается остановить полиция, но беженцы продолжают попытки вселиться в европейский дом

Ведь в Финляндии мигрантов встретили погромами и ку-клукс-клановскими колпаками. В Чехии у них отобрали самодельные заточки – якобы для самообороны в оружие превращали кухонную утварь, выданную в лагерях беженцев. Сербия назвала Хорватию фашистской за отказ принять беженцев. Франция грозит тем, кто не помогает, то есть не разделяет европейские ценности, отказом от европейского дома.

Старый Свет, заявивший, что готов вместить до 5 миллионов беженцев, сегодня пытается договориться сам с собой и разобраться, где их селить и на что кормить. Ведь в Финляндии мигрантов встретили погромами и ку-клукс-клановскими колпаками. В Чехии у них отобрали самодельные заточки – якобы для самообороны в оружие превращали кухонную утварь, выданную в лагерях беженцев. Сербия назвала Хорватию фашистской за отказ принять беженцев. Франция грозит тем, кто не помогает, то есть не разделяет европейские ценности, отказом от европейского дома.

И шутка “европейцы взамен богатых русских туристов получили бедных арабских беженцев” вообще не кажется шуткой. И Ангела Меркель, как лидер евросемьи, вдруг сделала два принципиальных заявления. С одной стороны, она готова нарушить дублинские соглашения, по которым беженцы должны оставаться в той стране, в которую добежали первой. По словам Меркель, Германия примет всех, кто спасается от войны, вне зависимости от страны прибытия. С другой – она первой из европейских лидеров заявила – нужно не беженцев собирать, а убирать первопричину – войну с Сирией, договариваться с Россией, влияние которой на события может быть решающим.

Ей вторит глава МИД Евросоюза Могерини: Россия является глобальным игроком, в достижении соглашения с Ираном она сыграла весьма конструктивную роль. В кризисе с беженцами мы вместе с Россией ведем борьбу с теми, кто занимается незаконной переправкой людей через границы.

Рамиш с надеждой вглядывается в греческий берег. До острова Кос отсюда, с турецкого пляжа Акьярлар, всего около 5 километров по воде. Во многих путеводителях это место называют идеальным для отдыха с детьми, но сейчас целыми семьями сюда приезжают совсем с другими целями. Контрабанда людей через турецко-греческую границу здесь поставлена на поток.

“У нас был выбор: уехать и рискнуть или ждать смерти дома. Мы живем в провинции Нангархар в Афганистане, ИГИЛ постоянно нападает на нас, они убили полтысячи наших жителей! Нам надоело жить в страхе”, – говорит беженец Рамиш Мирзаир.

В рюкзаках – минимум личных вещей, в основном одна обувь – пешком они уже прошли не один десяток километров, и кто знает сколько еще впереди. Ни еды, ни воды почти не осталось. От голода падают в обморок прямо на этом самом пляже с видом на Европу.

“Турки приходят посмотреть на нас, как в цирке. Больше ничего, никакой помощи. Мы вообще для них не важны, они просто наблюдают за нами!” – говорит Нилю Фа.

Центральный рынок Бодрума. Раньше на этом базаре было не протолкнуться – сплошные ряды с коврами ручной работы, специями, турецкими сладостями. Сейчас это – территория беженцев. В импровизированном лагере спят, едят, здесь же туалет. Запах соответствующий. Туристы обходят это место стороной, торговля встала.

Теперь здесь предлагают услуги контрабандисты: время от времени они подходят к беженцам и рекламируют свои “туры”. Прейскурант нам озвучил русскоговорящий турок, который до этого о чем-то долго беседовал с беженцами. 6 тысяч лир, то есть 2100 долларов, за место в шлюпке с сорока попутчиками. Если же это лодка на 20 человек, просят уже 3000 тысячи, ну и за отправление на катере вдесятером — по пять тысяч долларов с каждого.

Причем контрабандисты предупреждают сразу: чем меньше людей, тем больше шансов добраться до Греции живыми – именно перегруженные лодки тонут чаще всего. Мурда на базаре ждет отправки в Грецию, с родными она бежала из Сирии. Чуть ли не первым делом показывает свой паспорт – говорит, слишком многие сейчас притворяются сирийцами.

“Не сирийцев очень легко отличить – они бегут без женщин и детей за лучшей жизнью в Европу, зарабатывать деньги или еще что. Настоящие сирийцы бегут целыми семьями, потому что у нас идет война, какой мужчина оставит свою жену и детей дома?!” – говорит Мурда Яхтир.

Рядом с Мурдой живет семья Мухаммеда. В Грецию в 40-местной лодке они должны были уехать еще три дня назад.

“Я продал все фамильные украшения и машину, получил за это 6 с половиной тысяч долларов, заплатил человеку, чтобы он перевез всю мою семью на лодке в Грецию, а он пропал! И что нам теперь делать?!” – говорит он.

Те, кого не обманули, дожидаются темноты. Город засыпает, мафия просыпается. Контрабандисты работают только в темноте. Пляж, который находится напротив греческого острова Кос, турецкие полицейские патрулируют раз в час. Шестеро беженцев из Ирака плывут на лодке, предназначенной максимум для двоих. Спасательные жилеты есть не у всех. Нет и мотора. Изо всех сил они гребут пластиковыми веслами на свет греческого Коса. Неожиданно один падает из шлюпки. На берегу Надин показывает – все документы, деньги и телефон он обмотал пленкой и скотчем.

“По профессии я архитектор-строитель. В Ираке я строил дома, у меня была своя фирма, но террористы захватили все мое имущество, и я еду добиваться правды в европейский суд”, – сказал беженец.

Вместе с беженцами контрабандист, как правило, в шлюпку не садится. Его задача, рассказывает Мехмет, – мужчина просит не показывать лицо – привезти беженцев на пляж, научить управлять лодкой и показать, куда плыть.

“Раньше я возил туристов на водные экскурсии, но сейчас отдыхающих стало совсем мало, русских почти нет, мой начальник сказал возить беженцев! Жить-то на что-то надо! Из тех беженцев, кого я отправил в Грецию, по-моему, никто не погиб. Бизнес есть бизнес, если не я так буду работать, будет кто-нибудь другой”, – рассказывает он.

Налажен бизнес и по перевозке беженцев через сухопутную границу Турции и Греции. Из Стамбула в приграничный Эдирне можно добраться на рейсовом автобусе. Один билет стоит около 15 долларов, но полиция не пускает беженцев на автостанцию. Услуги водителей-контрабандистов, которые дежурят прямо на выходе, в 20 раз дороже. Нелегалы намекают – правоохранительные органы с ними тоже в доле.

“За 300-350 долларов я отвожу. Полиция в курсе, конечно, чем я занимаюсь. И таких, как я, тут немало. Да и правильно, что нас тут много. Пусть беженцы уезжают из нашей страны. А тот их тут слишком много стало”, – сказал Сэлим Махмут.

Сербские полицейские водителей-контрабандистов, наоборот, арестовывают. Количество выдвинутых обвинений в нелегальной перевозке людей через границу с Венгрией бьет предыдущие антирекорды – 321 с начала года. Парк конфискованных автомобилей уже переполнен.

“Недавно был случай. Мы остановили минивэн, в котором разрешено перевозить девять человек. Когда они стали выходить один за другим, мы их насчитали 34. Чем больше людей перевезут, тем больше заработают”, – говорит замначальника регионального центра пограничной полиции Сербии Ненад Секулич.

А зарабатывают на этом, по мнению экспертов, в том числе и экстремистские организации. Норвежский центр глобального анализа опубликовал доклад, в котором говорится о причастности так называемого “Исламского государства” к контрабанде беженцев – на нелегальных перевозках боевики заработали до 323 миллионов долларов.

Итальянский журналист Джампаоло Мусумечи называет контрабанду вторым по прибыльности незаконным бизнесом после наркоторговли: “Средиземноморский маршрут перевозки мигрантов в год приносит около 600 млн. долларов прибыли. А балканский маршрут, который используют в настоящее время все чаще, приближается к этой сумме. Один руководитель нелегального картеля зарабатывает в год до 10 млн. евро”.

Свои деньги Рамиш и его семья заплатили контрабандистам, как оказалось, впустую. Турецкие полицейские заметили афганцев на берегу и прокололи их лодки. В Европу они сегодня так и не попали. Зато остались живы.