SHARE

Машину остановили на пути в Германию. В кузове находились 26 человек. В том числе – дети. Их состояние врачи оценили как критическое. Водитель грузовика – гражданин Румынии – арестован.

На этой неделе сотни людей погибли на трассе в Австрии, задохнулись в трюме ветхого судна, утонули в Средиземном море. После американского вторжения в Ирак, бомбежек Ливии, военной помощи сирийским повстанцам – миграционный кризис достиг катастрофических масштабов. Но решать проблему Европе приходится в одиночку. Америка в этом году примет не больше тысячи беженцев из Сирии. При этом Европейским союзникам Вашингтон только даёт советы – предлагает активнее противостоять криминальным перевозкам и обеспечить мигрантам достойные условия пребывания.

Дорога к “лучшей жизни”, оборванная на полпути, мечта о европейском рае, обернувшаяся только местом на общественном кладбище Ротоли под Палермо. Власти Сицилии готовятся к массовым похоронам. Десятки деревянных гробов. 52 человека, беженцы из Ливии, задохнувшиеся угарным газом в трюме лодки, причалившей к берегам Старого Света. Местная полиция рапортует о задержании десяти человек.

“Они обвиняются в перевозке незаконных мигрантов и убийстве. Почему в убийстве? Потому что людей затолкали в трюм всего в полтора метра в высоту и четыре метра в длину. В этом же помещении находился двигатель. И было два меленьких окошка – 60 на 60 сантиметров каждое. Мы полагаем, обвиняемые знали, что в таких условиях люди не выживут”, – говорит прокурор Палермо Мауризио Скалия.

Смерть собрала на этой неделе богатый урожай. Волны Средиземного моря выбрасывали на берег Ливии тела одно за другим. Новое судно перевернулось в ночь с четверга на пятницу. Утонуло около 200 человек, выживших спасла ливийская береговая охрана.

“Конечно, мы мигранты, незаконные мигранты. Мы тонули в море. Судно было в очень плохом состоянии и люди, которые плыли с нами, погибли. А ливийцы нас спасли. Нас заставили отправиться именно по этому маршруту. Его так называют – “дорога смерти”. А теперь это еще и кладбище в Средиземном море”, – говорит сирийский беженец Айман Таллаал.

“Дорогой смерти” от берегов Северной Африки (из Ливии и Туниса) в Европу (в первую очередь в Италию) ежегодно пытаются проплыть десятки тысяч беженцев. Этим летом к морскому пути добавился и наземный маршрут: через Турцию, на Балканы, а затем в наиболее развитые страны ЕС: Германию, Францию и Великобританию. Европа по сути оказалась заложницей своих же политических решений.

Свержение полковника Муаммара Каддафи, который худо-бедно, но все же контролировал поток мигрантов с берегов Ливии, открыло ящик Пандоры.

“Проблема заключается в том, что страны Европейского Союза вместе с Соединенными Штатами разрушили систему безопасности на юго-восточной периферии Европы. Разрушили или разрушают те авторитарные режимы, которые сдерживали беженцев. И тем самым устранили любые препятствия для появления мигрантов и создали все условия для появления новых мигрантов”, – говорит директор Центра европейских исследований Высшей школы экономики Тимофей Бордачев.

Улицы парижских пригородов Клиши-де-Буа , Сент-Дени и Сент-Уэн уже давно похожи на рыночные кварталы Дамаска, Рабата или Туниса. Мигранты и их потомки из бывших французских колоний: стран Магриба или Центральной Африки живут здесь десятилетиями. Но чувствуют себя по настоящему французами, несмотря на наличие паспорта, далеко не все. Художник Франсуа Мафуа перебрался сюда из Конго тридцать лет назад. Тогда, в середине 80-х, виза в бывшую метрополию была не нужна и работу найти в Париже также было несложно. Сегодня все по-другому.

“Готова ли Европа, готова ли Франция к наплыву такого числа людей, которые пытаются сюда попасть. Сколько их будет? Европа не в состоянии их интегрировать, да и сами они: что будут уважать местные законы, местные христианские принципы, которые пока все же разделяет большинство европейцев? Не уверен”, – говорит художник Франсуа Мафуа.

Иммигрантские общины Парижа живут в обособленном, параллельном мире. Социальные лифты для потомков приезжих либо вообще не работают, либо, что называется, ходят крайне нерегулярно. Об арабских пригородах Парижа мир узнал после погромов 2005 года, тогда беспорядки, начавшиеся здесь, прокатились по многим крупным городам французской республики. Сейчас ситуация под контролем, но говорить об ее улучшении не приходится. В этих районах компактно проживают те, кому посчастливилось прорваться в Старый Свет, кто смог здесь закрепиться. Но поток мигрантов увеличивается с каждым годом и захватывает все новые страны Евросоюза.

Предупредительная стрельба в воздух или гранаты со слезоточивым газом ситуацию не решат. Мигрантам не страшно, терять все равно нечего. В Македонии их грузят в вагоны и отправляют в соседнюю Сербию. Парки Белграда забиты беженцами, но здесь они не задержатся.

“Мы хотим понять, что нам делать с мигрантами. Мы их регистрируем у себя, но они не хотят оставаться в нашей стране. И мы этим не гордимся. Нам хотелось бы быть богаче, чтобы предложить больше. Некоторые из стран ЕС не хочет брать на себя даже ту ответственность, которую берем мы. Одни воздвигают заборы и натягивают колючую проволоку, другие и вовсе отказываются регистрировать у себя беженцев. А ведь Сербия даже не член Евросоюза”, – говорит премьер-министр Сербии Александр Вучич.

Поток мигрантов стремится на Север, через Венгрию в Германию. И “дорога смерти”, которая казалось уже позади, вновь открывается за поворотом.

О страшной находке этой недели на обочине австрийского шоссе полиции первыми сообщили работники дорожной службы. В брошенном грузовике с венгерским номерами обнаружили тела 71 человека: 59 мужчин, восемь женщин и четыре ребенка. Все задохнулись. В центре Будапешта – траурный мобелен, сотни людей, огонь поминальных свечей и плакат – “Европа, твои руки в крови”.

Тех, кто смог добраться в Германию, подстерегает опасность иного рода. Приюты для беженцев горят по всей стране. Бутылками с зажигательной смесью забросали убежище в Лейпциге, поджог приюта произошел в городке Науэн, в земле Бранденбурга. Самые серьезные беспорядки немецкие ультраправые устроили в лагере Хайденау. Ангела Меркель, назвавшая это нападение “омерзительным”, приехала на место погрома, но местные жители, недовольные новыми соседями, освистали немецкого канцлера.

Лидеры стран Евросоюза готовы собраться на экстренный саммит. Старый Свет пытается срочно справиться с вызовом, который по своим масштабам куда серьезней, чем финансовые неурядицы Греции и стабильность зоны единой европейской валюты.