SHARE

Самая масштабная с начала года спасательная операция в Средиземном море. У берегов Ливии итальянские военные сегодня подняли на борт более трёх тысяч беженцев – такое количество людей контрабандисты разместили на семи небольших судах и 16 лодках, пообещав высадить на Сицилии. Опасное плавание едва не закончилось трагедией. Спасённых сейчас везут в лагеря для мигрантов. Вместе с вновь прибывшими, только по официальным данным, число нелегалов уже никак не меньше 110 тысяч человек.

Самая масштабная с начала года спасательная операция в Средиземном море. У берегов Ливии итальянские военные сегодня подняли на борт более трёх тысяч беженцев – такое количество людей контрабандисты разместили на семи небольших судах и 16 лодках, пообещав высадить на Сицилии. Опасное плавание едва не закончилось трагедией. Спасённых сейчас везут в лагеря для мигрантов. Вместе с вновь прибывшими, только по официальным данным, число нелегалов уже никак не меньше 110 тысяч человек.

Большинство стремятся в богатые страны европейского севера, прежде всего Германию, где только этой ночью подрались между собой и с полицией сторонники и противники мигрантов. Ещё одно подтверждение растущего раскола в обществе. Но до Германии беженцы штурмуют южные рубежи Евросоюза. Греция, Македония, а также Венгрия, куда поток беженцев направляется со стороны Сербии. Путь оттуда до самых границ ЕС вместе с мигрантами проделал корреспондент Первого канала.

Детский плач как крик о помощи! Малыши надрываются, но родители сами не могут успокоиться. Полиция Македонии не пускает беженцев из Греции. Безоружные и доведенные до отчаяния, они пытаются прорвать оцепление. Кто-то кидает в полицейских камни. Напряжение нарастает. Звучат выстрелы – это шумовые гранаты и слезоточивый газ.

“Они начали в нас стрелять. Просто расстреливали! Мы стояли напротив границы, и македонская полиция открыла огонь прямо по людям”, – говорит один из мигрантов.

Македония закрыла границу после того, как стало понятно: управлять этой толпой невозможно. Всю неделю поезда, идущие в сторону Сербии, брали штурмом. Для них этот состав – единственный шанс на спасение. Ради того, чтобы попасть в него, они многое пережили.

“Мне очень больно и очень тяжело. Одна с двумя детьми, как я могу справиться со всем этим?! Нам ничем не помогали, только приказывали: идите дальше, прогоняли”, – рассказывает беженка Аиодежи Ванг.

Аиодежи Ванг бежала от затянувшейся войны в Нигерии. От переживаний пропало грудное молоко. В пути две недели. Без сна, отдыха и помощи.

“Чтобы сделать малышу прививку, в Греции требовали деньги и занимать очередь нужно было в шесть утра, представляете? Это место — лучшее, где я была за последнее время”, – говорит беженка Аиодежи Ванг.

Лагерь для беженцев в сербском Прешево — место где есть ночлег, еда и вода. У них разный цвет кожи, религия, язык, но у всех на родине война. Большинство из Сирии. Они бегут сначала в Турцию, потом морем в Грецию, оттуда в Македонию, затем сюда в Прешево, где большинство местных – мусульмане.

Стоять, ждать и надеяться. Беженцы весь день проводят в очередях. Первая — самая большая на входе в лагерь. Нет льгот для пожилых женщин, детей – таких большинство. Никто из них не знает, где и когда закончится их долгая дорога в новую жизнь.

У детей войны взгляд взрослого измученного человека. Малыши радуются даже найденному на земле цветному фантику. У Хуавида Абдусаляма из Сирии с собой лишь одежда для детей. В семье их пятеро.

“Мы переправлялись на лодке, где было 50 человек, хотя положено максимум 25. Потом в Македонии 20 часов ждали в очереди, чтобы получить документы. Но оставаться в Сирии было невозможно, нас бы просто убили”, – рассказывает Хуавид Абдусалям.

Каждый день через лагерь проходит тысяча беженцев. Помогают международные гуманитарные организации, волонтеры и Россия.

“Оказываем помощь в виде палаток, в виде инвентаря, электростанций, в виде печей, кровати, одеял — все, что имеем в арсенале, имеем возможность оказать помощь”, – говорит содиректор Российско-Сербского гуманитарного центра Виктор Сафьянов.

Местные жители пока не протестуют, но уже не так гостеприимны.

“У меня на одном поле росли арбузы, на втором — помидоры. Неделю там не был, приехал, а уже ничего не осталось – всё съели”, – рассказывает Джавид Шахири.

Большинство беженцев попали в страну нелегально, минуя контрольно-пропускные пункты. Там требуют документы.

“Беженцев высаживают из поездов еще до границы, на территории Македонии. Говорят им — всё, теперь идите как хотите. И они идут сюда сами. Почему? Видимо, наши соседи хотят поскорее избавиться от беженцев”, – сказал подполковник жандармерии Синиша Иванович.

Границу патрулируют военные Сербии и полицейские Евросоюза, в частности Германии. Спецназ обходит самые вероятные места укрытий. Рядом с железной дорогой находит группу из 50 человек. Люди измучены настолько, что даже не пытаются спрятаться или убежать.

Если беженец дойдет до лагеря в Прешево, его не заставят возвращаться и выдадут справку. В ней написано, что в течение 72 часов нужно либо попросить убежище в Сербии, либо покинуть страну. Почти все выбирают второй вариант. В лагере можно остаться на 12 часов. После снова в дорогу. Куда, знают даже дети.

“Мы настрадались. Все больные, днем жарко, а ночью холодно. Спали на улице. И теперь мы хотим жить в другой стране и жить с достоинством. У нас выбор один: умри или живи!” – говорит мужчина.

Их следующая остановка – Белград. Здесь беженцы живут под открытым небом: в парках. Сильный дождь заставляет искать убежище. Бегут к ближайшей парковке. Льет как из ведра даже в укрытии. Вот в таких условиях и живут беженцы в Белграде. Спят на асфальте, в палатках или на картонных коробках. Везде мусор грязь. Но у этих людей выбора просто нет. Вещи промокли насквозь. Людей много, но царит напряженное молчание. Их согревает мысль о том, что до заветной страны осталось совсем немного. Из Белграда едут в Суботицу на границе с Венгрией. Место встречи – заброшенный кирпичный завод.

Полиция не разрешает беженцам оставаться в городе, поэтому они живут здесь. Конечно, здесь нет никаких удобств. Люди вынуждены заботиться о себе самостоятельно. Греются у костра, вместо теплых вещей используют полиэтиленовые пакеты. Обед — кубик супа на целый котел. Едят вчетвером одной ложкой. Готовит Мартин Андерко из Словакии. Увидев в Интернете, в каких условиях живут беженцы, сел в машину и приехал.

“Мне жаль их, я хотел бы помочь им. Я не знаю, что сказать еще, трудно передать что я чувствую”, – говорит Мартин Андерко.

За время скитаний беженцы приспособились к такой жизни. Когда бреются, вместо зеркала используют телефон. Мужчины приводят себя в порядок, как перед свиданием. Для них это и есть свидание. Свидание с мечтой.

Только по официальным данным в это году в Сербию въехало до 80 тысяч беженцев. Поток мигрантов вырос на 250 процентов. В Белграде радикальные движения уже расклеили объявления с призывом защитить себя и своих близких от боевиков так называемого “Исламского государства”. Об угрозе говорят и депутаты парламента.

“80 процентов беженцев – мужчины. По данным разведки, среди них могут быть потенциальные террористы. Евросоюз не хочет, чтобы они попали на его территорию, и старается сделать все, чтобы они остались здесь. Сербия должна вести себя так же: мы должны построить стену на границе с Македонией, как это сделала Венгрия”, – заявил депутат парламента Сербии Ненад Попович.

Протяженность границы между Сербией и Венгрией – 176 километров. А стена есть лишь на небольшом участке. Ее только начали возводить. Это заграждение из колючей проволоки и металлических столбов нельзя назвать непреодолимым препятствием.

Съемочная группа встретила беженцев в ста метрах от стены. Они идут в сторону границы, чтобы перейти ее. Идут по тропинке, по которой шли другие беженцы. Спускаются в овраг, скрытый от камер видеонаблюдения деревьями. Здесь и пересекают государственную границу. Все происходит в тишине. Подходят другие группы и тем же путем попадают в Венгрию. Через минуту все группа скрываются в лесу. И чтобы с ними там не случилось, для тысяч других беженцев они будут счастливчиками, которые дотянулись до мечты.