SHARE

“Среди всех параноидальных фантазий, движущих внешнюю политику США, одна из самых глупых – призрак Греции, присоединившейся к Москве, чтобы разрушить Европу”, – утверждает Дуг Бэндоу в статье для Forbes.

“Некоторые аналитики, – напоминает Бэндоу, – предположили, что Афины могут выйти не только из еврозоны, но и из Европейского союза и НАТО, что приведет к геополитической катастрофе. Вероломные греки могут перейти на сторону врага и помочь кровожадным путинистам разнести в клочья Европу, растоптав Восточную Европу и Балканы. Поэтому США необходимо настоять на том, чтобы Европа заплатила греческим иудам, дабы они не принесли западную цивилизацию в жертву российским ордам”.

“Этот страх, – полагает автор, – выдает гиперактивное воображение. Москва – не благотворительный фонд. Из-за падения цен на нефть и западных санкций Москве не по карману спонсировать фактически обанкротившуюся греческую экономику, поэтому она дала бы [Афинам] в долг только с гарантированным возвратом. Два года назад Россия не смогла спасти Кипр, чьи банки ломились от российских вкладов. Германия и другие европейские кредиторы могут прийти на выручку [Греции], проявив таким образом солидарность с соседом по континенту; у Москвы нет этого мотива вмешаться”.

“Вообще-то эта дискуссия похожа на крупный блеф, отчаянную ставку, сделанную Афинами в провальной игре, – отмечает Бэндоу. – Димитар Бечев из Оксфордского университета мудро посоветовал “глубокий, успокоительный вдох”. По словам Теохариса Григориадиса из берлинского Свободного университета, Ципрас “не собирается делать Грецию российским спутником. Русские это знают. И немцы знают. Это просто театр, греческая игра, и, боюсь, она напоминает попытку пуделя напугать льва”.

“Для начала, Россия не представляет большой угрозы для Европы. Президент Владимир Путин – неприятная авторитарная фигура, но он не Гитлер и не Сталин. Он, скорее, вернул Россию в период до 1914 года, в состояние великой державы, озабоченной уважением на международном уровне и безопасностью границ”, – указывает автор. “Что с Грецией, что без нее, США и Европа значительно превосходят Россию с точки зрения военной мощи”, – уточняет он.

Бэндоу не согласен с Робертом Капланом из Центра новой американской безопасности, полагающим, что разорение Греции и разруха на Украине могут “серьезно ослабить геополитические позиции Европы в противостоянии с Россией”. “Украина, – указывает Бэндоу, – находится в глубине бывшей советской империи и только на периферии “Новой Европы”. Ориентация Киева никогда не имела большого значения для безопасности на континенте. Даже если Москва официально отрежет Донбасс от остальной Украины, на Европу и Америку это повлияет мало. А Греция расположена в глубине “Новой Европы”. Даже если “полунесостоятельная” Греция обратится к Москве, что приобретет Россия? Яростно независимым Афинам ни к чему российская оккупация, не говоря уже о предоставлении Москве базы для нападения на остальную часть Европы. Греция может быть “вратами” на континент, как отметил Каплан, однако это не делает ее “вратами для российской агрессии”.

“Экономика России остается бедной и недоразвитой. Ее армия справляется только со слабыми соседями. В 1999 году Москва не смогла защитить Сербию от НАТО. Если близлежащие регионы Европы не могут без Греции потягаться с Россией на Балканах, проблема в Европе, а не в Греции”, – убежден Бэндоу.

“Каплан призвал европейцев и американцев помочь Афинам, чтобы не появились “российские военные суда в греческих портах”. Возможно, это и правда желательно сделать, но вряд ли необходимо. Что именно может сделать гораздо более слабый российский флот, посетив Грецию? Напасть на Далматинское побережье, оккупировать Дубровник, захватить Венецию и завладеть Гибралтаром во имя императора Путина?” – недоумевает автор.

“Россия установила связи с некоторыми безобразными оппозиционными партиями, такими как французский “Национальный фронт” во главе с Марин Ле Пен, однако немногие из них близки к власти. Еще несколько правительств выражали сомнение в санкциях, однако они, в большинстве своем, левые – это итальянский премьер-министр Маттео Ренци и словацкий премьер-министр Роберт Фицо, а также президент Чешской Республики Милош Земан, роль которого является, по большому счету, ритуальной. Никто из них почти ничего не сделал для России.

В том числе правительство Ципраса. Вообще-то из предполагавшейся оси Афины-Москва мало что вышло, помимо пары дружелюбных встреч. Можно заподозрить, что Москва предпочитает, чтобы Греция оставалась проблемой Европы. Возможно, Россия будет рада выходу Греции из НАТО, однако Афины не принимают активного участия в антимосковских мерах альянса”, – рассуждает автор и напоминает: “Пока Москва не оказала [Греции] никакой финансовой помощи, даже чисто символической, такой, как относительно небольшая ссуда, которую она дала Кипру в 2011 году”.

С точки зрения Бэндоу, греки относительно меньше любят Америку, чем Грецию, однако “Вашингтон и Брюссель постоянно игнорировали интересы Афин, делая политику на Балканах. Тем не менее, Греция осталась с Западом даже в те бурные годы, когда ее премьером был Андреас Папандреу”.

“Правительство СИРИЗА раскритиковало санкции против России. Ципрас заявил: “Мы не считаем это плодотворным решением. Это практически экономическая война”. Однако не только Греция заняла эту позицию. Определенно, карательные меры не помогли изменить российскую политику на Украине. Последняя значит для Москвы гораздо больше, чем для Европы или Америки. Поэтому Россия всегда будет готова вложить больше ресурсов и идти на более существенные риски. Лучше всего было бы использовать возможную отмену санкций для переговоров о сделке – предположительно не идеальной, – с которой все могли бы смириться: о признании суверенитета Украины, принятии законов об автономии регионов, гарантиях украинского нейтралитета. Такой подход вполне совместим с сохранением Греции в составе Запада”, – полагает Бэндоу.

“Если партнеры Греции по ЕС и НАТО действительно убеждены в неисправимой ненадежности и продажности Афин, этим партнерам следует отделаться от возможного предателя, а вовсе не пытаться заплатить больше, чем русские. В конце концов, вероломные эллины могут взять и переметнуться в решающий момент, разрушив планы союзников”, – полагает Бэндоу.

“У Афин нет ключа от западного королевства, да и если бы он у них был, они едва ли отдали бы его Владимиру Путину. Вашингтону надо успокоиться и предоставить грекам и прочим европейцам самим решать свои проблемы. Греция – что проспонсированная, что нет, что входящая в еврозону, что нет – не имеет никакого отношения к Америке”.