SHARE

Политический конфликт между двумя членами НАТО и ЕС — Хорватией и Словенией — предельно обострился. Несмотря на предостережения Еврокомиссии, Загреб объявил о выходе из международного арбитража по морскому разграничению с соседней страной. Это грозит подорвать процесс урегулирования пограничных споров на Балканах и усложнить интеграцию остальных государств региона в ЕС и НАТО. Пока же нерешенность пограничных вопросов выходит боком самой Хорватии: от поисков нефти и газа на ее побережье отказался американо-австрийский консорциум Maraton Oil и OMV. 

В конце минувшей недели правительство Хорватии объявило о выходе страны из процесса международного арбитража с соседней Словенией по морской границе. До того за выход проголосовал хорватский Сабор (парламент). “Нынешний арбитраж слишком скомпрометирован, чтобы Хорватия могла через него искать решение”,— выразила почти единодушное мнение властей страны глава МИДа Весна Пусич. Хорватов не остановило даже предупреждение Еврокомиссии, что с ними или без них процесс арбитража будет продолжен.

Решение Загреба стало результатом аферы — Пирангейта, по названию Пиранского залива в Адриатическом море, из-за раздела которого Хорватия и Словения спорят с момента провозглашения независимости в 1991 году. Загреб добивается решения, которое лишало бы словенцев прямого выхода в нейтральные воды Средиземного моря, Любляна же требует для себя коридора между территориальными водами Хорватии и Италии. Из-за этого спора словенцы долго блокировали вступление соседей в ЕС, пока те в 2009 году не согласились на международный арбитраж. Его вердикт, который обе страны обязались принять без обжалования, ожидался до конца 2015 года.

Однако 22 июля хорватские СМИ взорвали информационную бомбу, обнародовав записи телефонных разговоров словенского члена арбитражного суда Ернея Секолеца и представителя правительства Словении в арбитраже Симоны Дреник: они договаривались о координации своих действий и лоббировании выгодного Любляне решения среди остальных судей. Из их разговоров также следовало, что решение арбитража в декабре будет в пользу словенцев, которые получат “не менее двух третей водной поверхности залива”.

Хорватские власти тут же обвинили Словению в нарушении принципов независимости и беспристрастности международного суда. В свою очередь, в словенском правительстве уверяли, что понятия не имели о действиях оскандалившихся судьи и дипломата; оба сразу подали в отставку, а своим новым членом в арбитраже Любляна назначила главу Международного суда ООН француза Ронни Абраама. Но даже это не остановило хорватов, объявивших о выходе из арбитража.

Сейчас словенцы ломают голову над тем, как содержание телефонных разговоров двух высокопоставленных чиновников могло стать достоянием СМИ. Высказываются две основные версии. Первая — это дело рук спецслужб Хорватии, которая была явно заинтересована в срыве арбитражного процесса с невыгодным для себя итогом. Вторая — хорватам помогла разведка государства с большими возможностями. Информированные источники “Ъ” в Загребе уверяют, что “хорватские спецслужбы не записывали телефонные разговоры словенцев”.

“Выход Хорватии из арбитража не означает, что он умрет, однако очевидно, что решение спора растянется на неопределенное время”,— пояснил “Ъ” хорватский политолог, основатель первого регионального портала SEEbiz Синиша Малус. Впрочем, выигрыш Загреба, получившего формальный повод выйти из неблагоприятного для себя процесса, может оказаться тактическим и краткосрочным — Еврокомиссия уже выразила недовольство решением Хорватии, которая теперь рискует оказаться под серьезным давлением со стороны Брюсселя.

Негативные последствия, причем долговременные, хорватское решение может иметь и для Балкан в целом. Территориальные споры Загреб окончательно урегулировал только с Венгрией, с остальными же соседями переговоры продолжаются. С Сербией Хорватия обсуждает границу по Дунаю, с Боснией — по реке Уна, с Черногорией — по полуострову Превлака в Которском заливе. По словам Синиши Малуса, “в этих спорах Хорватия может почувствовать себя в более выгодной позиции из-за своего членства в ЕС, что дает ей возможность шантажа — как в свое время в отношении нее самой поступала Словения”. Но с другой стороны, пока решение этих споров не будет найдено, соседям Хорватии сложно рассчитывать на вступление в ЕС или в НАТО, и вину за это они, естественно, возложат на Загреб.

Впрочем, радоваться по этому поводу в расчете на сговорчивость соседей Хорватии вряд ли следует. Пока нерешенность пограничных споров выходит боком ей самой. На минувшей неделе от поисков нефти и газа на хорватском побережье отказался американо-австрийский консорциум Maraton Oil и OMV, объяснив свой шаг незавершенностью разграничения Хорватии с Черногорией. А хорватский министр экономики Иван Врдоляк признал: на это решение повлияло и обострение приграничного спора со Словенией в Пиранском заливе.