SHARE

Вопрос: Правда ли, что по причине завершения мандата, Вы покидаете Черногорию, и когда? Знаете ли Вы, кто станет Вашим преемником на посту Посла в Подгорице, и где Вы продолжите свою дипломатическую карьеру?

Ответ: Да, по завершении своего мандата здесь в качестве Посла России я покидаю Черногорию в конце текущего месяца. Меня на этом посту заменит карьерный дипломат, мой коллега г-н Сергей Грицай, который до нынешнего своего назначения являлся руководителем Департамента Ситуационно-кризисный центр российского Министерства иностранных дел. До этого он занимал ряд важных должностей в системе внешнеполитического ведомства нашей страны, и что, мне кажется, важным для его будущей работы здесь – знает ситуацию не понаслышке (был представителем России при МООНК), а затем неоднократно посещал Балканский регион, в том числе и Черногорию.

Отвечая на вторую часть Вашего вопроса, скажу, что планирую продолжить свою карьеру в качестве дипломата в родном мне Министерстве, т.е. МИД, где я трудился сразу после окончания в 1977 г. Московского университета международных отношений. Конкретный участок моей будущей работы определит наш Министр сразу по моему возвращении в Москву.

Вопрос: Заместитель председателя Комитета Госдумы по международным делам Л.Калашников заявил о возможности прекращения сотрудничества с США в том случае, если НАТО направит Черногории приглашение вступить в Альянс. Какие контрмеры со стороны России подразумевались бы конкретно в связи с этим?

Ответ: Я уже неоднократно в своих публичных выступлениях говорил о том, что решение о вступлении вашей страны в НАТО должно быть вашим решением, но, как мне кажется, с задействованием демократических процедур, предполагающих учет мнения населения, а не через административные и иные, скажем, парламентские решения.

Вопрос о возможном прекращении сотрудничества с США в этой связи не должен предполагать каких-либо комментариев с моей стороны. Его надо адресовать тем, кто этой проблематикой занимается непосредственно. Я бы в данных обстоятельствах пока не говорил о контрмерах, поскольку нужно дождаться конкретных решений, т.е. будет Черногория в НАТО или нет, но выводы из возможных новых обстоятельств мы, разумеется, сделаем.

Вопрос: Что в отношениях между Подгорицей и Москвой означало бы членство Черногории в НАТО, и стоит ли ей ожидать определенные санкции или прекращение дальнейшего двустороннего сотрудничества?

Ответ: Повторяю, надо дождаться того или иного решения на указанный счет. Тогда и посмотрим.

Принятие же санкций в отношении того или иного государства – это не метод нашей внешней политики при возникновении проблем в отношениях с одним или большим числом государств. Все можно обсуждать в спокойном уважительном ключе, но с приведением конкретных и веских аргументов. В то же время важно отметить, что до известных событий на Украине мы поддерживали конструктивный диалог со всеми без исключения странами, входящими в Североатлантический альянс, равно как и с руководством НАТО.

Вопрос: Учитывая, что в Черногории не принимают во внимание волю большинства населения страны, как Вы прокомментируете намерение руководства принять решение о членстве в НАТО без проведения референдума?

Ответ: Я уже фактически ответил на Ваш вопрос чуть выше, упомянув использование демократических механизмов, о которых во всех своих выступлениях так пекутся лидеры всех без исключения стран, входящих в НАТО.

Независимость края Косово и Метохии, который исторически всегда принадлежал Сербии, была провозглашена без какого-либо волеизъявления проживающего там населения, а решением парламента. И такой способ принятия столь важного решения для российской стороны оказался неприемлемым. Нам все время говорили – «это исключительность», а что это означает, нам не могут объяснить с приведением юридических аргументов.

Вопрос: К кампании по поддержке членства Черногории в НАТО присоединился ряд работающих здесь Ваших коллег-послов, которые в своей агитации нередко переходят границу дипломатического невмешательства во внутренние дела страны пребывания. Как Вы можете это прокомментировать?

Ответ: Как Вам хорошо известно, одним из ключевых принципов российской дипломатии является именно невмешательство во внутренние дела принимающих государств. И мы строго придерживаемся такого подхода в своей работе, ведь главное для нас – доведение до сведения граждан наших аргументов по тому или иному вопросу.

В силу этой причины, как можно комментировать чтение многочисленных лекций представителям вашей страны о преимуществах членства Черногории в альянсе и выполнении увесистого перечня требований для решения данного вопроса и т.д.? Видимо, это должно восприниматься как конкурс на «лучшую песню о главном».

Вопрос: Увеличивается число российских граждан, которые в предыдущие годы приобрели недвижимость в Черногории, и которые, особенно после решения руководства в Подгорице из-за ситуации на Украине ввести санкции в отношении России, покидают нашу страну и продают собственность. По Вашему мнению, почему это происходит, и есть ли у Вас информация о том, уменьшилось ли в этом году, а точнее этим летом, число россиян на территории Черногории по сравнению с предыдущим годом?

Ответ: На вопрос о приобретенной российскими гражданами недвижимости в Черногории Вы ответили сами.

Что касается туристов из России, посещающих вашу страну, то могу сказать, что на данный момент визуально их наблюдается здесь меньше по сравнению с предыдущим годом. Мне также об этом говорят владельцы черногорских отелей, туроператоры и таксисты.

Вопрос: В сообщениях после двусторонних встреч официальных лиц Черногории и России отмечается хороший уровень отношений двух государств. За последний год, принимая во внимание в первую очередь шаги черногорского руководства, сложно прийти к такому выводу.

Ответ: Да, к сожалению, Вы правы. Достаточно вспомнить, что последний визит Министра иностранных дел России в Черногорию состоялся более 4 лет назад – в апреле 2011 г. В том же году осенью в Подгорице прошло и последнее заседание двустороннего межправкомитета по торговле, экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Вместе с тем, межведомственные контакты на рабочем уровне продолжаются, идет работа по подготовке к подписанию ряда двусторонних документов.

Отвечая на вторую часть Вашего вопроса, хочу подчеркнуть, что мы открыты для контактов и продолжаем вести работу, направленную на поддержание такого взаимодействия, которое на протяжении более чем 300-летней истории было присуще российско-черногорским отношениям. Однако многие наши инициативы, приглашения руководства нашей страны для участия в различных мероприятиях, даже неполитического характера, остаются в последнее время без внимания черногорского руководства. Добавить здесь нечего.

Вместе с тем, как я уже говорил, в т.ч. на страницах Вашей газеты, такое положение дел, к счастью, не касается отношений между рядовыми людьми. Взаимные симпатии и любовь двух братских народов – российского и черногорского – глубоко сидят в наших сердцах, и вытравить это в угоду сиюминутным политическим соображениям невозможно.

Вопрос: Как Вы прокомментируете заявления ЦЕАК о том, что руководство понесло убытки в связи с управлением КАП, из-за чего оно инициировало арбитражное разбирательство о возмещении ущерба в размере около 1 млрд. евро?

Ответ: Комментировать заявление ЦЕАК полномочий не имеем.

Читатели Вашей газеты, я надеюсь, знакомились с появлявшимися на ее страницах за последние несколько лет сообщениями о том, как развивалась ситуация с КАП. По моему мнению, российского инвестора, который участвовал в управлении Комбинатом, не совсем корректно правительство вашей страны попросило прекратить с ним отношения. Тем более некрасиво, по определению российских бизнесменов, выглядела ситуация с арестом здесь финансового директора КАП гражданина России Д.Потрубача за якобы кражу электроэнергии на огромную сумму. При этом доказательств по существу с черногорской стороны предъявлено не было.

Инициированные российскими соинвесторами Комбината, упомянутые Вами арбитражные разбирательства находятся исключительно в юридической плоскости. Наше Посольство к этому не имеет никакого отношения.

Вопрос: Есть ли сведения о прибытии в Черногорию новых инвесторов из России, и какие области для инвестиций могли бы представлять для них возможный интерес?

Ответ: Таких данных у меня нет. Объяснение, как мне кажется, простое – их здесь никто не ждет по политическим соображениям. Со стороны предпринимателей России осуществлялись неоднократные попытки, в том числе при поддержке на межправительственном уровне, осуществить совместные проекты в области энергетики и т.д. Но в ответ они услышали лишь одно слово – «интересно», а далее молчание.

Вопрос: В какой степени санкции, которые Россия ввела в отношении государств ЕС и которые продлятся до 5 августа для импорта продуктов питания, повлияют на Черногорию, и действует ли и далее запрет на импорт мяса и вина из Черногории?

Ответ: Прежде всего, считаю необходимым уточнить, что российское продовольственное эмбарго распространяется только на страны Евросоюза, США, Канаду, Австралию и Норвегию. Выступая пока еще в качестве только лишь кандидата на вступление в ЕС, Черногория не попадает под действие указанных ответных экономических мер, введенных в целях обеспечения безопасности и защиты интересов Российской Федерации.

Между тем, ограничения на импорт мясной продукции из Черногории действительно существуют. Они, однако, вовсе не связаны с какими бы то ни было «санкционными обменами». В их основе лежат две главные причины – это несоблюдение некоторыми черногорскими производителями принятых в нашей стране ветеринарно-санитарных норм и стандартов, а также попытки организации реэкспорта мяса в Россию из некоторых стран-членов ЕС.

В отношении же поставок в нашу страну черногорской, европейской и любой другой алкогольной продукции, включая виноградные вина, никаких ограничительных мер с российской стороны не применяется. Черногорские вина при желании вполне можно найти на прилавках российских магазинов.

В заключение нашего интервью хочу пожелать всем черногорцам здоровья, счастья, благополучия в семьях и исполнения всех ваших желаний. Я уверен, что народы Черногории и России всегда останутся добрыми друзьями, которые столетиями воспитывались и жили на общих ценностях.

Я вас люблю и еще раз от чистого сердца желаю всех благ.