SHARE

Да, именно так, и не надо с пеной у рта вспоминать Грузию и Донбасс. Война – это Сталингради дом лейтенанта Павлова, изрешеченный так, что непонятно как стоит. Вот что это такое.

Ещe на планете земля есть страна США. Во многом неплохая, а в некоторых областях добившихся поразительных успехов. И есть в ней американский военно-промышленный комплекс, в котором занято очень много людей и ещe больше денег.

Но несмотря на это США тоже не воюют. Потому что с помощью ядерного оружия (даже без применения, а одной угрозой) они могут победить любого противника, который не обладает аналогичным арсеналом и, что немаловажно, средствами его доставки (а таких стран – раз, два и обчелся). А ещe есть авианосцы, танки Abrams и розовощекие морпехи из Техаса – полный набор.

Более того, когда США последний раз ввязались в войну по-серьезному, а это был Вьетнам, то поднявшаяся социальная буря потрясла саму основу американского общества. Второе Тетское наступление Вьетконга обескровило вьетнамских коммунистов, и поражение США обеспечило не оно, а своe же собственное общественное мнение.

Поэтому США, как уже было сказано, не воюют. Они “разжигают”. В полном соответствии с нашей родной 282-й статьей УК РФ, вот только применить по отношению к Америке еe некому. Влезть в проблемную (а у кого из нас нет проблем?) страну со своей демократией, накачать деньгами местные НКО, вооружить повстанцев – и вот вам Ливия, Сирия, Ирак, Украина, и т.п.

Но, позвольте, скажут скептики, а как же Иран? Ведь договорились, сняли напряженность – вот он, явный успех дипломатического корпуса США. Ничего подобного. Воевать в Иране – это значит воевать с Ираном. Со всем целиком. Местное общество достаточно монолитно, фундаменталисты занимают в нем вполне четко очерченную нишу, никто по-серьезному не собирается нападать на Израиль, а оружия и солдат у Ирана хватит, чтобы не дать США провернуть свой обычный трюк.

Честно Америка воевать не хочет, поэтому воевать она и не будет, а сделает хорошую мину при плохой игре и побежит за очередной нобелевской премией мира. И ведь дадут… И будет какой-нибудь очередной Керри лопаться от гордости рядом с каким-нибудь очередным Обамой, заслуга в деле мира которого – это превращение страны с дешевым бензином и высокими пенсиями в руины.

А ведь дело мира – оно ж несложное. Постройте в Кабуле десять школ и перенесите туда часть производств из Китая. Субсидируйте все это дело за счет урезания ВПК. И пойдет афганская молодежь не мак выращивать, а инженерами на завод. Не хотите, да?

Ну а напоследок пару слов про Миротворца. Правильно, того Самого. Но не про Сирию, где он спас Асада и государство от судьбы полковника Кадаффи, и не про Украину, которой дан последний шанс в виде Минских соглашений. А про Совбез ООН и резолюцию по Сребренице. Двадцать лет прошло, а они все не угомонятся. Они – понятно о ком я?

Вспомним, как все было. Босния и Герцеговина отделяются от Югославии. Формально – законно, решением Скупщины. Местные сербы против, и вот батальоны генерала Младича штурмуют Сребницу и Жичу, вырезая всех, кто молится на полумесяц, а не на крест. Трагедия? Безусловно. Но, ответьте, причем здесь государство Сербия, которая ужата в своих древних границах, и армия которой уже разбита бошняками и хорватами? И, главное, какого черта поднимать этот вопрос спустя 20 лет, когда Слободан Милошевич мертв, а старенький Ратко Младич тихо умирает в тюрьме Гааги?

Разжигают. Сделать Сербию ответственной за геноцид – означает получить тысячи локальных конфликтов среди народов, которые по сути уже помирились и ездят друг к другу покупать европейские шмотки и натуральные овощи. Ибо для ВПК США – всe это очередной Рынок.

А Владимир Путин, который предотвратил очередное безумие, продолжает оставаться тираном и сатрапом. Бедный Нобель, наверное, в гробу вертится.