SHARE
Александр Попович: Реально доступным в обозримом будущем может быть только газ из России

Так, в начале недели, первым свои сомнения в отношении строительства Турецкого потока выразил премьер-министр Македонии Никола Груевский. Глава македонского правительства, на фоне не утихающего внутреннего политического кризиса в стране, рассматривался и на Западе, и в России, как последовательный сторонник участия Македонии в новом российском газовом проекте. Отдельные СМИ успели причислить Груевского как прямого союзника Кремля на Балканах, лоббирующего интересы Газпрома. Ряд проправительственных политиков открыто заявляли о выгоде и экономических преимуществах участия Скопье в Турецком потоке. По мнению ряда российских аналитиков, именно такая позиция официальной македонской власти послужила причиной спровоцированных в стране протестов оппозиции и усилившейся активности албанских террористических группировок на севере и на западе страны, грозящей поставить Македонию на грань начала внутреннего вооруженного конфликта. Видимо, усилиями оппозиции и т.н. албанского фактора, служащего катализатором дестабилизации страны, по срежиссированному извне сценарию оказать значимое влияние на Груевского всё же удалось. В начале недели Груевский заявил, что Македония имеет своей приоритетной целью вступление в Евросоюз, и посему примет участие в проекте строительства газопровода Турецкий поток только при условии, если Москва и Брюссель договорятся между собой и согласуют все условия строительства. При принятии стратегических решений Македония руководствуется своей главной целью – вступление в ЕС.

В свою очередь, лидер другой балканской страны – премьер-министр Сербии Александр Вучич, находясь 27 мая с визитом в Албании, заявил в Тиране, что Сербия готова к диверсификации источников газа и, по предложению США, рассматривает возможность подключиться к транс-адриатическому «азербайджанскому» газопроводу, ведущему от Каспийского моря до Италии, отказываясь, таким образом, от «российского» Турецкого потока.

– Что касается энергетической безопасности, энергетической стабильности, Сербия готова диверсифицировать источники газа, что также весьма важно для наших американских друзей, – заявил в интервью агентству Associated Press сербский премьер.

Позже, Вучич пояснил, что речь идёт не об охлаждении отношений с Москвой, а лишь о поиске выгодных для Сербии партнёров.

Свою точку зрения относительно заявления премьер-министра Сербии в отношении возможного отказа Белграда от участия в российском газовом проекте в пользу лоббируемых Соединенными Штатами проектов высказал бывший министр энергетики в правительстве Воислава Коштуницы Александр Попович, ответственного за реализацию договоренностей по строительству Южного потока на территории Сербии.

– В связи с заявлением премьер-министра Александра Вучича о возможной диверсификации источников газоснабжения Сербии, как вы считаете, можно ли говорить о политической подоплеке и давлении на Белград извне по этому вопросу?

– Диверсификация источников газа под вопрос не ставится. Спорным является та часть заявления, в которой говорится об «американских друзьях». Мне абсолютно не ясно как диверсификация источников газа, как выгода Сербии и любой другой страны, связана с «американскими друзьями». Американцы нам не друзья – это первый важный момент, а второй важный момент – как одно связано с другим. Что касается самой диверсификации, совершенно очевидно, что большая часть газа для нас так или иначе должна поступать из Российской Федерации, и это никогда не вызывало сомнений. Скажем, если бы был реализован проект «Набукко», для Сербии было бы выгодно, чтобы она подключилась к нему через Румынию, и таким образом получала бы газ. Но по факту, математически, алгебраически, большая часть газа так или иначе должна поступать из Российской Федерации, и это элементарный факт. Но, конечно, очень хорошо иметь и какой-нибудь другой источник, если он вообще возможен. Реально, доступным в ближайшем будущем газом может быть только газ из Российской Федерации. Здесь нет никакого американского газа, американских проектов, азербайджанских проектов… Российский газ – этот тот газ, который нам в ближайшем будущем может быть доступен.

– Не секрет, что альтернативные российскому источники газа гораздо дороже. С экономической точки зрения, выгодно ли Сербии отказываться от проекта российского газопровода Турецкий поток в пользу альтернативных проектов? И готова ли Сербия с технической стороны присоединиться к иным источникам газоснабжения, помимо российских, в ближайшем обозримом будущем?

– Теоретически Сербия может получать газ и из Алжира. И из Ливии. Теоретически. То есть построить газопровод до Черногории, а из Черногории уже до Сербии. Или до Греции, и из Греции в Сербию. Но это займет слишком много времени и очень дорого обойдется. Из реально обозримых на сегодняшний день вариантов, русский газ самый дешевый. И тут возникает вопрос, а будет ли построен Турецкий поток. Или проект повторит судьбу Южного потока. Остановит ли Брюссель Турецкий поток по той же схеме и тем же путем, как был остановлен Южный поток. При этом Турецкий поток в интересах и Греции, и Македонии, и Сербии, в конце концов и Венгрии. Правительства всех этих стран вели себя максимально конструктивно, когда начались переговоры и конкретные шаги по реализации проекта газопровода.

– Существует мнение, что Сербия находится под политическим давлением со стороны Евросоюза и США по вопросу строительства газопровода Турецкий поток. Как вы считаете, насколько эти утверждения обоснованы? Присутствует ли давление на Сербию из-вне или Сербия принимает решения по вопросу своей энергетической безопасности самостоятельно?

– Без сомнения давление присутствует, но мы должны отстаивать собственные интересы. Сербии вообще нет необходимости вступать в ЕС, Сербии стоит оставаться военно и политически нейтральной страной, и тем самым преследовать свой собственный интерес. Не в наших интересах вводить санкции Белоруссии, но Сербия, в свое время, ввела санкции в отношении Минска. Почему? Белоруссия не причинила нам никакого зла. Сербия ввела санкции в отношении Ирана. Опять-таки по требованию Брюсселя. А Иран не сделал нам ничего плохого. От Сербии Брюссель требовал введения санкций санкции и в отношении России. Сербия санкции не ввела. Но по настоянию того же Брюсселя, не использовала в своих интересах и образовавшиеся на российском рынке торговые ниши, прежде всего в плане сельскохозяйственной продукции.

Сербии необходимо защищать свои интересы! Так, когда мы говорим о газе, – что является нашим интересом? Наш интерес – иметь достаточное количество газа. Географически Сербия находится там, где она и находится, а газ, – там где его месторождения. Так, логично, что основной объем газа дешевле всего мы можем получить именно из российской Федерации, а конкретно из месторождений, которые контролирует Газпром. А если бы речь шла о Франции, например, то я бы сказал, что оптимальный источник газа для нас Алжир. Но мы говорим о Сербии. Речь идет о конкретном географическом положении. Абсолютно понятно, что все это не устраивает Брюссель. Очевидно, что, к сожалению, Брюссель сделает все, чтобы сорвать запуск проекта Турецкий поток, точно так же как был сорван предыдущий проект – Южный поток. Нет сомнений, что это будет осуществляться самыми различными способами. Отдельные политические лидеры, вроде Орбана в Венгрии откажутся. Некоторые, как Ципрас, тоже передумают, если на них сильно нажмут. А в отдельных случаях, может дойти и до попыток смены власти, которая, как например в Македонии, якобы поддерживает строительство Турецкого потока.