SHARE

12 мая впервые с начала украинского конфликта глава Государственного департамента Джон Керри приехал в Россию. Многие отечественные и зарубежные СМИ встретили рукоплесканием рандеву американского и российского министров иностранных дел. Помощник президента Юрий Ушаков отметил, что сочинская встреча — «первые признаки понимания» между странами. Неужто Вашингтон решил уступить Москве на украинском фронте? Было бы наивно воспринимать события именно в таком ключе. Обмен рукопожатиями, подарками и любезностями — основы дипломатического протокола, не всегда отражающие реальный уровень отношений. Не должно вводить в заблуждение и то, что именно американский дипломат приехал в Россию, а не наоборот. Действительность трансатлантической стратегии не изменилась. Ее цель по-прежнему — не допустить возрождения сильной России. Данная гипотеза не имеет ничего общего с антиамериканизмом, это результат анализа событий на Балканах и Украине.

Судите сами. Спустя три дня после Сочи Конгресс США одобрил поправку в закон о военном бюджете. Она предполагает поставки оружия на Украину в размере $400 млн. Параллельно состоялся очередной саммит стран НАТО в турецком курортном городке Белек. На нем члены альянса договорились сохранить санкции против России до полного выполнения Минских договоренностей. Учитывая несогласие Киева предоставить широкую автономию ЛНР и ДНР в форме республик, снятие финансово-экономических ограничений затруднительно. Позиция Е. С. по Крыму также не претерпела изменений. Хотя высшая политическая «страта» не связывает напрямую «освобождение Крыма» с отменой санкций, требования вернуть полуостров Украине никуда не испарились. В заключительной декларации прошедшего 21−22 мая саммита «Восточного партнерства» говорится: «ЕС подтверждает свою позицию, отраженную в совместном заявлении на саммите ЕС — Украина 27 апреля, включая нелегальную аннексию Крыма и Севастополя». Вдохновленные моральной и материальной поддержкой ЕС и США, ВСУ продолжают обстрел Донбасса. «Украинские силовики открыли огонь по поселку Октябрьскому и району донецкого аэропорта из танковых орудий и минометов калибром 82 и 120 мм», — сообщает 18 мая минобороны ДНР. Украинский конфликт преследует две цели: заблокировать крупнейший транзитный коридор для российского газа и отдалить Украину от Евразийского союза. В 2013 г. свыше 50% «голубого топлива» «Газпром» поставлял через украинскую территорию.

Перенесемся в юго-восточную Европу, где на грани «Майдана» стоит Бывшая Югославская Республика Македония (БЮРМ). 5 мая начались протесты, вылившиеся в столкновения с силами безопасности. В ночь с 9-го на 10-е мая боевики напали на полицию в пограничном (с албанским Косово) городе Куманово. 17 мая на улицы Скопье вышло порядка 30 тыс. демонстрантов с требованием отставки премьер-министра. Их поддерживает социалист Зоран Заев, чья фракция состоит в альянсе с Партией европейских социалистов из Европарламента. Второе крыло «недовольных» составляют албанский «Демократический союз за интеграцию» (ДСИ) во главе с Ахмедом Али и оппозиционер Мендух Тачи. Свою солидарность с протестующими выражают послы стран ЕС, Великобритании, Франции, Италии, Германии и США. 11 мая в совместном заявлении дипломаты поставили под «сомнение приверженность правительства Македонии демократическим принципам и ценностям евроатлантического сообщества». Однако далеко не все македонцы горят желанием вступить в Евросоюз. 18 мая состоялся митинг в поддержку премьера Николы Груевского, собравший, по разным оценкам, от 30 до 90 тыс. человек. Главные лозунги: «Нет — НАТО» и «Нет — ЕС». Австрийская Wiener Zeitung предупреждает: «Европейский союз возник как мирный проект. Теперь этот фундамент может рассыпаться из-за балканского кризиса».

Каковы же цели македонских волнений? Во-первых, устранение непокорного правительства, тормозящего вступление страны в Европейский союз. Груевский не разделяет европейское понимание демократии. Портал Opendemocracy пишет о близости македонской модели к российской. В ней «христианские и национальные ценности, сохранение естественно приобретенных гендерных ролей, консерватизм и сильное правительство» занимают центральное положение. В 2006 г. ожидания в Вашингтоне и Брюсселе были высоки. Freedom House поместил Македонию на 36-ю строчку в рейтинге свободы печати. В 2014 г. американская неправительственная организация снизила оценку до 123-го места. То есть переворот в Македонии готовился еще год назад. Инструменты «мягкой политики» (soft power) заметны не только в создании «плохого имиджа» усилиями НПО. Оппозиционеры пускают в ход записи телефонных переговоров, дискредитирующих руководство Македонии. Что мешает АНБ США, прослушивающей политиков Германии, подготовить компромат на лидера бедной балканской страны?

Второе объяснение произошедшему — это попытка создать Великое албанское государство в «сердце» славянского мира. В организации протестов и провокаций участвуют боевики албанского происхождения, имеющие за плечами опыт войны в Косово. Примечательно, что на флаге албанской партии ДСИ изображены шесть звезд, символизирующие территории «Великой Албании»: Албания; Улцинь (в юго-восточной Черногории), Косово, Прешевская долина (в южной Сербии), западные районы Македонии и Чамерия (в северо-западной Греции). Из двухмиллионного населения Македонии 500 тыс. — этнические албанцы. В 2001 г. по Охридскому мирному договору им была предоставлена широкая автономия в составе бывшей югославской республики. Но с тех пор албанское население выросло, а соседнее Косово получило независимость. Эти обстоятельства могут сыграть на руку тем силам, которые хотят разжечь пламя конфликта в Македонии.

Ну и, наконец, самое главное. Напряженность в БЮРМ воспрепятствует продлению «Турецкого потока» на Балканы. «Чтобы Россия и ЕС не рискнули прокладывать там магистраль, что может быть лучше, чем создание крайне нестабильной обстановки?» — комментирует политолог Марко Гасич. Об этом говорит и постпред России при Е. С. Владимир Чижов: «В отношении „Турецкого потока“ такая мысль невольно возникает. О том, что все это взаимосвязано. Особенно, когда посмотришь на карту. Труба пойдет через Черное море в Турцию, затем в Грецию. Вопрос: куда из Греции? Греция с севера граничит с тремя странами: Албания, Македония и Болгария. С Болгарией мы уже имеем, так сказать, опыт взаимодействия. Албания — страна тоже не простая. Поэтому логичным был бы маршрут через Македонию». Что тут скажешь. Порой география объясняет лучше, чем речи политиков или экономическая статистика.

Ситуация в двух странах демонстрирует, что Соединенные Штаты не перестают вести «газовую войну» против России. В ней США не жалеют ни своих, ни чужих. Украинский и македонский кризисы бьют не только по России, но и по собственным союзникам Белого дома. Австрийский политолог Штефан Хадерер критикует европолитиков за слепое «подчинение приказам» Вашингтона: «Политика сдерживания Запада кажется чрезмерной, по крайней мере, на Балканах, где „избавляются“ от всех дружественных России связей. Однако эта стратегия взрывоопасна, потому что на трансграничной гражданской войне и внутриевропейской катастрофе беженцев […] дело не закончится».

Кажется, бывший советник по национальной безопасности США Збигнев Бжезинский поторопился с выводом. В XXI веке Ближний Восток не перенял эстафету «пороховой бочки мира» у балканских стран. «Мировые Балканы» не ограничиваются Афганистаном, Ираком, Сирией и Йеменом, а расширяются на Восточную Европу. В этой ситуации важно, чтобы Россия не повторила опыт Югославской войны конца девяностых, когда сербы были «отданы на растерзание» НАТО. Тем более что сейчас на кону не только славяно-православное единство, но и устойчивость российской экономики.