SHARE

Для Кремля она стала новым фронтом идеологической борьбы, поскольку Соединенные Штаты инспирируют там смену режима в целях противодействия российскому влиянию. Как часто бывает в таких случаях, эта точка зрения верна в той степени, в какой российские интересы совпадают с интересами коррумпированного авторитарного правителя.

Вот что сказал на прошлой неделе российский министр иностранных дел Сергей Лавров:

Не могу судить с окончательной определенностью, но просто объективно получается, что события в Македонии проявляются на фоне отказа правительства этой страны присоединиться к политике санкций против России и активной поддержки, которую Скопье проявил в отношении планов строительства газопровода «Турецкий поток», против чего выступают многие в Брюсселе и за океаном. Не можем избавиться от ощущения, что между этими событиями прослеживается какая-то связь.

Причины такого предположения, как и сарказм Лаврова, вполне понятны. У Кремля не могли не возникнуть подозрения по поводу момента начала политического кризиса в Македонии. В декабре президент Владимир Путин объявил, что Россия отказывается от своих планов строительства трубопровода «Южный поток», который должен был пойти в обход Украины до Евросоюза через Болгарию. ЕС оказал мощный нажим на Софию, чтобы сорвать этот проект. Поддержавшее этот проект болгарское правительство, которое к тому же предоставило возможность одному из друзей-миллиардеров Путина прокладывать трубопровод, было сменено в ходе досрочных выборов, и Россия утратила точку входа.

Путина это не остановило, и он заключил соглашение с президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом о прокладке трубопровода через Турцию, надеясь продлить его далее на Балканы. Кандидат на вступление в ЕС Сербия мучительно размышляет об этом проекте. Чтобы довести трубопровод до Сербии, не пересекая при этом болгарскую территорию, его нужно будет направить через Грецию (которую Россия сегодня заманивает предложениями о помощи) и Македонию. Соединенные Штаты настаивают на том, чтобы Греция поддержала конкурирующий трубопроводный проект, по которому газ планируется перекачивать не из России, а из Азербайджана.

Что касается Македонии, то спустя два месяца после объявления о планах строительства «Турецкого потока» лидер оппозиции Зоран Заев (Zoran Zaev) начал публиковать секретные записи разговоров руководителей страны. Заев сказал, что эти записи, сделанные правительством премьер-министра Николы Груевского (Nikola Gruevski) в рамках масштабной кампании слежки, были переданы ему неким разоблачителем. Откровенные, порой грубые разговоры касаются множества вопросов, от применения силы против политических оппонентов и подтасовок на выборах до покупки «Мерседеса» для Груевского под прикрытием министерства внутренних дел (на записи слышно, как ушедший после ее публикации в отставку министр внутренних дел говорит о массажном механизме на задних сиденьях автомобиля, беседуя с шефом разведки, который тоже подал в отставку).

Македонцам это не понравилось, и даже албанское меньшинство страны, у которого никогда не было ничего общего с македонской оппозицией, вышло на мощные митинги в столице страны Скопье. В прошлые выходные тысячи протестующих собрались в центре города, который Груевский недавно украсил безвкусными зданиями в стиле неоклассицизма и статуями, потратив на это такие средства, которые вряд ли по карману этой крошечной стране. В понедельник премьер-министр, руководящий Македонией почти 10 лет, устроил свой собственный контр-митинг. Он назвал перехват разговоров «важным уроком» и осудил Заева, сказав, что тот иностранная марионетка и «автор сценария», а также призвал своих сторонников «представить себе премьер-министра, приведенного к власти иностранными службами».

Для команды Путина это знакомая ситуация. События развиваются в том же направлении, что и на Украине в 2013 и 2014 годах, когда коррумпированный режим Виктора Януковича был свергнут в ходе народного восстания. Кремль считает, что США инспирировали такие же революции в Грузии в 2003 году, на Украине в 2005-м и в Молдавии в 2009-м, а также осуществили ряд менее успешных попыток по свержению промосковских режимов в бывших советских республиках. Волны смен режимов, такие как «арабская весна», также попадают под путинское определение организованных США революций. Что любопытно, описывая эти революции, он использует то же самое слово, которое употребил Груевский, говоря об инкриминирующих записях: «урок», для России, указывающий на то, чего ей следует избегать.

Многие простые россияне также верят в эту теорию заговоров, потому что в этом есть некая поверхностная правда. США и их европейские союзники действительно хотят ограничить российское влияние, тем более после того, как Россия аннексировала Крым. Они также обеспокоены склонностью Путина превращать поставки природного газа в орудие давления, поскольку он повышает цены для тех стран, которые выступают против него, и понижает их для своих союзников. Стратегия сдерживания России и попытки ослабить ее энергетическое доминирование совершенно прозрачны, как и западная поддержка народных движений, стремящихся ослабить дружащих с Путиным самовластных лидеров.

Но проблема это конспирологической теории в том, что когда нация свергает своего лидера, как это сделали украинцы в прошлом году, делает она это обычно из-за того, что народу надоедает бросающаяся в глаза коррупция, подтасовки на выборах и ограничения свобод средств массовой информации. В Европе пример соседних государств с неплохо функционирующими политическими системами, с большей степенью справедливости и с демократическим участием масс манит к себе страны, не входящие в ЕС. Люди не понимают, почему их страны должны быть хуже. Чего не понимает Путин – или не хочет понять – так это того, что коррумпированные иностранные политики всегда находятся в опасности, рискуя быть свергнутыми. А это может свести на нет многолетние дипломатические усилия России и нанести ущерб ее экономическим интересам.

Но у Запада есть привычка прекращать свою поддержку реформаторам вскоре после смены режима. В результате страны снова начинают сползать в болото коррупции. Это произошло на Украине после 2005 года, а в последние годы в Грузии. Македония, стремлению которой вступить в ЕС мешает Греция из-за давнего спора между двумя странами, заслуживает более четких гарантий приема в Евросоюз, если она избавится от Груевского, укрепит демократию и наведет порядок во власти. Если это помешает путинским планам по прокладке трубопровода, то Россия все равно сможет поставлять газ в Европу через Турцию, даже если не будет обладать правами собственности на трубопроводную инфраструктуру.