SHARE

Завершившийся на днях визит в Белград министра иностранных дел Германии Франка-Вальтера Штайнмайера засвидетельствовал углубление раскола среди ведущих сербских политиков. Формально обе ведущие силы правящей коалиции – Сербская прогрессивная партия и социалисты – пытались демонстрировать высокому гостю сплочение под лозунгами евроинтеграции. Однако прозвучавшие заявления говорят об обратном.

Курс на вступление Сербии в Европейский союз и особенно условия, выдвигаемые Брюсселем, заметно ухудшили взаимоотношения между президентом Томиславом Николичем (избиравшемся от Сербской прогрессивной партии) и премьер-министром от той же партии Александром Вучичем, а также между главой кабинета и министром иностранных дел социалистом Ивицей Дачичем. При этом нарастание противоречий в рядах правящей коалиции накладывается на рост активности различных оппозиционных сил.
Итак, что же конкретно привез в Белград Франк-Вальтер Штайнмайер? Символично, но участники переговоров с сербской стороны сами не смогли четко ответить на этот вопрос. Наибольший оптимизм демонстрировал глава сербского внешнеполитического ведомства Ивица Дачич, имевший со своим германским коллегой отдельную встречу.

Министр не только приветствовал визит Штайнмайера как свидетельство поддержки Евросоюзом курса Сербии на евроинтеграцию, но и отметил что сербо-германские «значительно прогрессируют» как в экономической, так и в политической областях, да и вообще никогда не были столь хорошими в современной истории.

Дачич даже пустился в исторические воспоминания из времен президентства Бориса Тадича, принимавшего однажды в Белграде канцлера Германии Ангелу Меркель. По мнению министра иностранных дел, та встреча «была одной из самым неприятных среди тех, в которых ему довелось принимать участие», в силу «значительных разногласий» между руководством двух стран. «Нынешняя же ситуация во многом другая» – убежден глава сербского МИД.

Премьер Вучич оказался более сдержанным в оценках. Комментируя обещание Штайнмайера от имени руководства ЕС открыть первые главы в переговорном досье с Сербией, глава кабинета подчеркнул, что данное решение в сложившейся ситуации целиком зависит от воли Брюсселя, поскольку Белград выполнил все предварительные условия. Таким образом, Штайнмайер и его коллеги должны уже перейти от обещаний и добрых жестов в адрес Сербии к реальным делам.

Примечательно, что в правительстве Сербии именно Вучич слывет главным «германофилом». Посетив в минувшем году Берлин, он заявил, что «Германия самая большая и самая важная страна и для нас, и в ЕС в целом». Сербия как малая страна не может быть ее партнером, но она желает быть союзником Германии – добавил Вучич, вызвав недоуменные вопросы у себя на родине в связи с подробными односторонними и, мягко говоря, не вполне корректными по отношению к собственной стране словами.

Однако главную ложку дегтя в бочку евромёда для сербов добавил не кто иной как президент Томислав Николич. В интервью белградской газете «Вечерне новости» он заявил, что вообще не услышал от Штайнмайера об открытии каких-либо глав на переговорах о приеме Сербии в Евросоюз. «Я не являюсь особым оптимистом после переговоров с министром иностранных дел Германии» – дал понять Николич. По его словам, никаких конкретных сроков в связи с будущим началом переговоров о судьбе сербской заявки в ЕС не прозвучало. А Штайнмайер говорил всего лишь о надежде, что для начала переговоров будут созданы необходимые условия.

И вот здесь кроется ключевой вопрос, позволяющий лучше понять те вызовы, перед которыми сегодня оказалась политическая элита Сербии.

Согласно информации из сербских источников, глава МИД Германии подготовил для Белграда новый пакет условий для приема в ЕС, однако в силу деликатности политического момента эти условия пока не предаются широкой огласке – дабы не подрывать позиции правящей коалиции.

Тем более, что сам визит состоялся на следующий день после того, как нынешний кабинет Вучича отметил один год своего функционирования. Однако уже не секрет, что новые условия существуют, и связаны с Косово.

В этом плане газета «Вечерне новости» вполне точно заметила, что визит Штайнмайера «лишь в малой мере разъяснил недоумение вокруг того, что в действительности ожидают от Сербии в вопросе Косово». На деле, от властей Белграда руководство ЕС ожидает полного отказа от поддержки косовских сербов – и в том числе даже тех органов местного самоуправления, которые были созданы в соответствии с Брюссельским соглашением, заключенным Белградом и Приштиной при посредничестве ЕС. Речь идет, в первую очередь, о Сообществе сербских общин.

Данный вопрос является главным именно для нынешней правящей сербской коалиции, поскольку ее лидеры объясняли необходимость переговоров с властями Косово как раз необходимостью обеспечить интересы косовских сербов. Однако само Брюссельское соглашение составлено столь расплывчато, что позволяет различные трактовки. И сегодня Брюссель и Берлин стремятся заставить Белград трактовать данный документ так, как выгодно албанской стороне.

Подобный прием, к слову, применяется сегодня Западом и в отношении Минских соглашений по Украине. России предложено трактовать вопросы о статусе Донбасса и мерах по его обеспечению так, как это выгодно властям Киева. А в качестве инструмента давления – как и в случае с Сербией – Евросоюз использует санкционно-репрессивные механизмы.

Здесь следует иметь в виду, что в нынешнем правительстве Сербии существует разделение ролей в плане озвучивания тех или иных заявлений. В частности, в том, что касается ответа Белграда на требования Евросоюза к Сербии присоединиться к антироссийским санкциям, «пробрюссельские» высказывания и обещания Александара Вучича, как правило, в значительной степени нивелируются для внутреннего потребления как раз министром иностранных дел Ивицей Дачичем, призвавшим, наоборот, «отменить антироссийские санкции».

Однако в том, что касается Косово – подобная дипломатическая игра может оказаться несостоятельной. Неудивительно, что сербская оппозиция уже поспешила воспользоваться растущими разногласиями в правящей коалиции и в отношениях Белграда с западными партнерами. Демократическая партия уже заявила, что нынешнее правительство «отдаляет» Сербию от ЕС. А Социал-демократическая партия Сербии, организовав антиправительственную манифестацию в годовщину существования нынешней правящей коалиции, заявила, что кабинет Вучича «не умеет решать проблемы».

Однако, пожалуй, самой труднопросчитываемой угрозой для нынешних властей Сербии является лидер Сербской радикальной партии Воислав Шешель.

Несмотря на проблемы со здоровьем, вынудившие Международный уголовный трибунал для бывшей Югославии в Гааге отпустить его в Сербию, Шешель активно включился в политическую борьбу, и, в частности, потребовал провести до конца года в стране внеочередные парламентские выборы с тем, что власти отчитались за собственные успехи и неудачи. Не случайно потенциал Шешеля вынуждена признавать даже председатель Народной Скупщины Сербии Майя Гойкович, заметившая, что именно радикалы «сохраняют солидный рейтинг, находясь за стенами парламента». «Некоторые другие внепарламентские партии даже не имеют смелости призвать к проведению внеочередных выборов» – отмечает Гойкович.
Если ухудшающаяся социально-экономическая ситуация, «закулисные игры» вокруг Косово и дальнейшее давление со стороны Евросоюза еще больше обострят внутриполитическую ситуацию в Сербии – тогда досрочные выборы вполне могут оказаться на повестке дня. И их результаты окажутся гораздо более непредсказуемыми, нежели голосование за прогрессистов и социалистов в ходе минувших избирательных кампаний.