SHARE

“Мы начнем строить, как только получим все согласования. У нас нет необходимости его (проект) обсуждать с европейскими коллегами”, — заявил Миллер, вероятно, имея в виду еврокомиссию. Учитывая печальный опыт политизации строительства “Южного потока”, глава “Газпрома” надеется, что партнеры по проекту сами найдут общий язык с еврочиновниками в плане обеспечения так называемой “энергетической безопасности” Европы.

Вероятно, на это же рассчитывают и министры иностранных дел Греции, Сербии, Македонии и Венгрии, которые в начале апреля подписали в Будапеште декларацию о намерениях в поддержку “Турецкого потока”. От Турции документ подписал министр по делам ЕС Волкан Бозкыр. Между тем США уже четко определили свою позицию.

Так, министр энергетики Эрнест Монис заявил, что Соединенные Штаты поддерживают прокладку газового трубопровода от Каспийского моря через Турцию и Грецию в Европу по проекту TANAP, а не “Турецкому потоку”. Азербайджанский газ, поставляемый через TANAP, не обеспечит нужных Европе объемов, но даст американцам карт-бланш на поставки туда своего сжиженного газа. Это достаточно далекая и дорогая перспектива – из-за неразвитой инфраструктуры в Европе по приему СПГ и его высокой цены.

Но чего не сделаешь ради нейтрализации влияния России, решая попутно задачу ослабления европейского “партнера”. Поэтому ангажированные США чиновники ЕС будут продолжать ту политику, которую использовали при удушении “Южного потока”.

Давить на некоторых из подписантов бесполезно. На Грецию в силу того, что Еврокомиссия не понимает ее нового курса на освобождение от налогового бремени. Турция — инициатор проекта, Сербия — не член Евросоюза и была жестким сторонником “Южного потока”, так же, впрочем, как и сильные национально ориентированные правительства Венгрии и Австрии, которые в ЕС не являются “мальчиками для битья”. Достаточно сказать, что Венгрия недавно отстояла право на строительство и снабжение ураном АЭС “Пакш-2” силами “Росатома”.

Остается Македония, о давлении Запада на эту страну говорилось на прошедшей в Белграде 24 апреля конференции под названием “Европейская интеграция Западных Балкан — вместе мы достигнем успеха”, где присутствовала также делегация Боснии-Герцеговины.

Какие дестабилизирующие силы можно задействовать в Македонии, чтобы сместить коалиционное правительство Николы Груевского?Конечно, это прежде всего поощрение албанского экстремизма и угроза возвращения конфликта 2001 года, когда жестокие столкновения между македонцами и албанцами закончились подписанием Охридского соглашения, давшего албанцам (одна треть населения) широкую автономию.

И этот фактор уже задействован. Об этом свидетельствует нападение 23 апреля на пост македонской пограничной полицейской службы в деревне Гошинце вооруженной группой лиц со знаками отличия Армии Освобождения Косово (АОК). Расчет простой — насилие спровоцирует выход албанской партии Демократический cоюз из правительства Груевского (Демократическая партия за македонское национальное единство). Последует его отставка, досрочные выборы и приход к власти лояльных людей. В ближайшее время стоит ждать и усиления риторики, прославляющей “Великую Албанию”, состоящей, по мнению националистов, из Албании и частично Македонии, Черногории, Сербии и Греции.

Вторая сила — это давление через европейские регуляторы, куда входит Македония, например, через договор об Энергетическом сотрудничестве (ЭС), который “создает общеевропейский энергетический рынок с едиными правилами”. В понедельник директор секретариата ЭС Янеш Копач подвергла критике правительство Македонии за его отказ от либерализации энергетического рынка. “Нынешние проблемы в энергетическом секторе отражают как в зеркале другие проблемы страны — рост политизации государственных учреждений и резкое ухудшение политической ситуации. То, что мы наблюдаем, — это растущую изоляцию страны от международного сообщества”, — сказала Копач.

Таким образом, премьеру Груевскому ясно намекнули, что если он будет продолжать поддерживать планы строительства трубопровода “Турецкий поток”, албанцы начнут беспорядки и гражданскую войну, а кандидатский стаж для вхождения в ЕС может стать вечным.

“Македония не является частью ЕС, поэтому здесь ей проще, чем было Болгарии, — сказала Правде.Ру Ирина Руднева, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН. — Единственное, что ее могут попытаться подкупить, пообещав, как и Сербии, в том числе, скорейшее вступление в ЕС и связанные с этим экономические привилегии. Но здесь все будет зависеть от того, поверят ли этим обещаниям македонцы”.

“У меня есть большие сомнения, что “Турецкий поток” будет построен, – сказал Правде.Ру Сергей Пикин, директор Фонда энергетического развития. – Они (европейцы) рассчитывают, что транзит через Украину будет продолжен, несмотря ни на что, и, соответственно, им этот проект просто не нужен, потому что они будут строить TANAP, проект Азербайджана через Турцию. Он, конечно, небольшой по сравнению с “Турецким потоком”, но пока в аналитической стратегии ЕС “Турецкий поток” никак не значится”.