SHARE

Задуманный, как инструмент для быстрого реагирования в случае чрезвычайных ситуаций, природных бедствий и технологических катастроф, этот центр опирается на опыт и материальную базу российского Министерства по чрезвычайным ситуациям и сербского Министерства внутренних дел.

Российское МЧС, с двадцатипятилетним опытом сложнейших миссий, сотнями тысяч работников и десятками различных спасательных служб считается в настоящий момент одной из наиболее эффективных и наилучшим способом организованных структур подобного рода в мире.

С другой стороны, в прошедший четверг премьер-министр Сербии Александр Вучич встретился с европейским комиссаром по гуманитарной помощи и управлению чрезвычайными ситуациями Христосом Стилиянидесом и подписал соглашение об участии Сербии в механизме гражданской обороны Европейского Союза.

Присоединение Сербии к европейской системе по чрезвычайным ситуациям подразумевает задачи весьма сходные с задачами Российско-сербского гуманитарного центра. Кроме того, европейский комиссар заявил, что ЕС рассчитывает на Сербию не только как на будущего члена, но и как на важнейшего партнера в регионе.

Еще до приезда в Белград Силиянидес предупредил, что российско-сербский центр в Нише может угрожать работе европейского механизма гражданской обороны и заявил, что любого дублирования или пересечения необходимо избежать. Из Брюсселя заявляют, что Российско-сербский гуманитарный центр не будет мешать им, если будет оставаться в рамках двусторонних сербско-российских отношений и не будет иметь региональных амбиций. Однако, на сайте Центра указывается, что он создан с целью гуманитарной деятельности в случае чрезвычайных ситуаций во всем балканском регионе.

Для Сербии, которая в последние годы неоднократно подвергалась природным бедствиям и пожарам выгодно иметь максимальное количество механизмов по оказанию быстрой и эффективной помощи гражданам в чрезвычайных ситуациях. Однако, складывается впечатление, что именно на этом, гуманитарном поле конкуренция и борьба Запада и России принимает нежелательные, чисто политические формы.

Вопреки несомненному вкладу российских спасателей в разминирование территории от оставшихся натовских бомб и во время прошлогодних майских наводнений, где именно Российско-сербский гуманитарный центр сыграл ключевую роль в быстром получении и распределении помощи, оборудования и спасателей, все-таки с этим центром, с самого момента его создания связаны многочисленные противоречия. В этом возможно и нет ничего удивительного, с учетом того, что занимавший много лет пост министра по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу с 2012 года перешел на должность министра обороны.

Так Запад с самого начала подозревает Центр в том, что он представляет собой скрытую российскую военную базу в Сербии. Этот центр находится менее в ста километрах от базы НАТО «Бондстил» в Косово, недалеко и до станции американского ракетного щита в румынском Девеселе.

Кроме того, гуманитарный центр находится в том месте, где должна была пройти трасса газопровода «Южный поток», представляется, что если будет осуществляться проект «Турецкий поток», то он тоже придет именно сюда. Таким образом, значение Центра в Нише значительно превосходит гуманитарные рамки и входит в сферу геополитической борьбы за энергетические коридоры времен холодной войны.

Западные обвинение циклически повторяются каждые несколько месяцев, русские их, естественно отвергают. Возможно, данные спекуляция провоцирует тот факт, что в составе российского МЧС, по официальным данным, работает более 7000 военнослужащих, включая и нынешнего министра генерал-лейтенанта Владимира Пучкова.

Ситуация еще больше осложнилась после подписания соглашения о присоединении Сербии к механизму гражданской обороны ЕС. Россия не только не сможет рассчитывать на расширение Российско-сербского гуманитарного центра, но и российский персонал центра не получит дипломатический статус, хотя Москва на этом и настаивала. Как отмечает Соглашение Сербии и ЕС было подписано очень быстро после подачи заявки, что в Москве оценивают как шаг, которым Брюссель хочет воспрепятствовать усилению российской деятельности в Нише.

В прошлом году, во время визита российского президента Владимира Путина в Белград должно было быть подписано межгосударственное соглашение о предоставлении российскому персоналу центра в Нише привилегированного статуса и дипломатического иммунитета, но сербская сторона в последний момент вычеркнула этот вопрос из повестки дня. Именно вопрос статуса российского персонала является сейчас ключевым в истории вокруг Российско-сербского гуманитарного центра.

Ранее российская пресса анализировала статус, который в Сербии имеют американские и натовские солдаты, оформленный через СОФА соглашение, подписанное президентом Борисом Тадичем. Статус представителей западного альянса на территории Сербии практически приравнен к дипломатическому. Они пользуются экстерриториальностью и иммунитетом во всех случаях выполнения служебных обязанность. Русские для своего персонала просили аналогичные привилегии, но подписание этого документа в последний момент было отложено.