SHARE

1 декабря 2009 года в Международном суде в Гааге начались слушания о законности одностороннего провозглашения независимости Косово. 22 июля 2010 года Международный суд ООН признал законность этого решения властей Косово.

Так завершился процесс распада на отдельные государственные образования Социалистической Федеративной Республики Югославия. А о том, что когда-то была на карте мира «великая и могучая» СФРЮ, – сегодня вообще мало кто вспоминает. Может, и нам не стоит «ворошить былое»? Да нет, наверное – таки стоит…

Однозначно, что этнополитические процессы, происходившие в Югославии в начале 1990-х, потрясли не только Балканский полуостров, но и весь мир. Десятки тысяч человеческих жизней, разрушенные города, выжженные деревни… Чья во всём этом главная вина? Однозначного ответа на этот вопрос нет до сих пор, несмотря на великое множество и расследований разного ранга и масштаба, и судебных приговоров, в том числе – вынесенных Международным судом ООН.

До событий 1991 года Югославия была огромной многонациональной и процветающей страной. Самую большую этническую группу в Югославии составляли сербы – 36% жителей. Они населяли не только Сербию, близлежащую Черногорию и Воеводину: много сербов проживало также в Боснии и Герцеговине, Хорватии и Косово. Кроме сербов, страну населяли словенцы, хорваты, македонцы, албанцы (в Косово), также было национальное меньшинство венгров в крае Воеводина и множество других небольших этнических групп.

Социалистическая Федеративная Республика Югославия была весьма хорошо развита экономически, в республики СССР, Италию, Чехословакию, ФРГ, ГДР, другие страны Европы, и даже в США экспортировались текстиль, машины, транспортное оборудование, химикаты… Содружество балканских республик имело хорошо налаженные внешнеполитические связи с целым рядом других государств – как социалистической, так и капиталистической ориентации..

После распада СФРЮ на её месте образовалось шесть новых суверенных государств: Сербия, Хорватия, Словения, Босния и Герцеговина, Македония, Черногория. И еще одна, частично признанная международным сообществом территория – упоминавшаяся выше Республика Косово. Военные действия, проходившие в период распада Югославии, эксперты и политики называют по-разному. Для одних – это гражданская война, то есть – конфликт сугубо внутренний. Для других – война, инспирированная странами Запада.

Вооруженные конфликты на территории бывшей СФРЮ сопровождались этническими чистками и кровавой резнёй мирного населения. Но решающим фактором, разрушившим целостность некогда могучего государства, всё же следует считать прямую военную агрессию блока НАТО.

Что послужило главным катализатором начала «центробежных устремлений» республик, входивших в состав СФРЮ? Национальные вопросы в странах социализма считались пережитком прошлого (вспомним понятие «единый советский народ», появившееся в свое время в СССР). Однако одной из самых серьёзных внутренних проблем Югославии стала как раз напряженность в отношениях между различными этническими группами. В 1990 году во всех шести республиках СФРЮ были проведены местные выборы. Победу на них всюду одержали националистические силы.

Северо-западные республики – Словения и Хорватия – процветали, тогда как уровень жизни юго-восточных республик оставлял желать лучшего. В стране нарастало массовое возмущение – признак того, что югославы совсем не считали себя единым народом, несмотря на 60 лет существования в рамках одного целостного государства. И что в результате получилось? Югославская армия выступила против повстанцев в Хорватии; в развязавшейся войне тысячи людей были убиты, сотни тысяч были вынуждены покинуть свои дома. Все попытки европейского сообщества и ООН заставить стороны прекратить огонь в Хорватии оказались тщетными. Запад поначалу наблюдал за развалом Югославии не вмешиваясь, но вскоре стал открыто и настойчиво осуждать «великосербские амбиции». Сербы и черногорцы смирились с неизбежным расколом и провозгласили о создании нового государства – Союзной Республики Югославии.

Новый кошмар начался, когда обострились национальные противоречия в Боснии. Сюда были направлены миротворческие силы ООН, которым с переменным успехом удавалось приостанавливать бойню, облегчать судьбу осажденного и голодающего населения и создавать «зоны безопасности» для мусульман. В августе 1992 г. мир был шокирован разоблачением зверского обращения с людьми в лагерях для военнопленных. США и другие страны открыто обвинили сербов в геноциде и военных преступлениях, но при этом всё же не разрешили своим войскам вмешиваться в конфликт (позже, правда, выяснилось, что в зверствах того времени были замешаны далеко не одни лишь сербы).

Как бы там ни было, но в ходе гражданской войны и последовавшего распада от Большой Югославии в конце XX века отделились четыре из шести союзных республик (Словения, Хорватия, Босния и Герцеговина, Македония), а сама Югославия, в которой в оставалось всего две республики, превратилась в Малую Югославию (Сербию и Черногорию). Но и это еще не было концом распада: После проведения референдума о независимости в Черногории в 2006 году, Сербия и Черногория стали независимыми государствами – прекратила существование и Малая Югославия.

В Косово, между тем, под предлогом урегулирования межэтнического конфликта между сербским и албанским населением, согласно мандату ООН, США и их союзники провели военную операцию по захвату и фактическому отделению от Югославии и Сербии этого автономного края, который оказался под протекторатом ООН.

После целого ряда кровавых межэтнических конфликтов 17 февраля 2008 г. парламент Республики Косово объявил о независимости от Сербии в одностороннем порядке. 1 декабря 2009 г. в Международном суде в Гааге начались слушания о законности одностороннего провозглашения независимости этого края. 22 июля 2010 г. Международный суд ООН признал законность решения властей Косово о провозглашении независимости от Сербии.

19 апреля 2013 г. в Брюсселе премьер-министр Сербии Ивица Дачич и премьер-министр Косово Хашим Тачи парафировали соглашение о принципах нормализации отношений. Оно касается статуса и функций серб-ских общин на севере Косово, но не статуса самого Косово. Соглашение предусматривает формирование нового единого сообщества/ассоциации сербских общин Косово, которые должны контролировать области экономического развития, образования, здравоохранения, городского и сельского хозяйства. Полицейские подразделения сербской части Косово должны быть интегрированы в единую косовскую службу, однако командовать региональным полицейским управлением должен косовский серб. Судебные органы севера должны быть интегрированы в косовские и действовать по косовским законам, однако в сербской части г. Косовска-Митровица должен быть учрежден особый окружной суд. Кроме этого, Сербия и Косово договорились не блокировать процесс вхождения друг друга в состав ЕС.

Следует отметить, что распад Югославии не послужил толчком к развитию экономик и наращиванию промышленных мощностей новообразованных независимых государств. Что известно сейчас о промышленном потенциале Хорватии, Черногории или Сербии? Какая ценная продукция сейчас экспортируется из Словении, Македонии, Боснии и Герцеговины, не говоря уже о Косово? Туризм – вот сегодня основная артерия, питающая бюджеты постюгославских государств.

А слабые и разрозненные страны – всегда были и есть весьма выгодными с геополитической точки зрения для держав-лидеров. «Римленд и хартленд»…

Необходимое пояснение. Римленд (англ. Rimland rim ободок, край land земля, территория – береговые земли, территория на краю суши) – геополитический термин, включающий в себя: Западную и Центральную Европу, Турцию, Иран, Саудовскую Аравию, Ирак, Пакистан, Индию, страны Дальнего Востока и Китай. Хартленд (от англ. Heartland – «срединная земля», «сердцевинная земля») – массивная северо-восточная часть Евразии, окаймляемая с юга и востока горными системами, однако её границы определяются по-разному различными исследователями. Согласно теории американского теоретика геополитики Николоса Спайкмена, разработанной в конце 30-х и начале 40-х годов, кто контролирует Римленд – тот господствует над Евразией, а кто господствует над Евразией – тот контролирует судьбы мира…

Многие политики и эксперты сегодня усиленно доказывают, что Украине, мол, «югославский вариант» не угрожает никоим образом. Но когда в ходе раздирающего нашу державу конфликта видишь четкое противопоставление Запада и Востока, когда на улицы выходят с транспарантами «Україна – для українців», когда на Майдане раздается «Хто не скаче – той москаль», когда никак не могут добиться официального государственного признания русины бывшей Подкарпатской Руси – тогда поневоле начинаешь задумываться, что «римленд» (см. выше) – это и Центральная Европа. А центральнее Украины – в Европе государства нет…

Не лишне также напомнить, что в период абсолютной власти Тито и его «дружеского сотрудничества» с Западом – спецслужбы Англии, США, Германии, Франции не дремали. В относительно тепличных условиях они подготовили в достаточном количестве перспективных, относительно молодых «агентов влияния» (как в теперь принято говорить). Которые возмужали и окрепли, набрались нужного опыта – и готовы в любой момент «дёрнуться», если за нитку потянет «кукловод». Неоусташи, неочетники, неофундаменталисты, представители других националистических и сепаратистских движений – откуда они «вдруг» появились в балканских странах?

И на отечественных просторах – тоже возникают подобные вопросы. Если «движение народных масс» является «стихийным» – то откуда такая чёткая организация, координация действий, надёжное материально-техническое снабжение? А в действиях штурмовиков, атаковавших «Беркут» на улице Грушевского, разве не просматривались добротная выучка и хорошо натренированные умения? То-то и оно…

Американский госдеп не так давно публично заявил, что за год выделил в поддержку «демократических ценностей» в Украине около 100 млн долларов. Но так же было в свое время в Югославии, Грузии и ряде других, по которым прокатилась волна «цветных» революций. Материальное и финансовое обеспечение подобных «стихийных» движений является непременным и одним из самых главных условий успешного их проведения. Основными источниками финансирования при этом выступают многочисленные неправительственные структуры Европы и США, ядро которых составляют разного рода институты, фонды и общественные организации.

Что касается Югославии, то, к примеру, финансируемая рядом стран Запада “Политическая академия Центральной и Юго-Восточной Европы” в Болгарии учредила программу для подготовки сербской оппозиции. Еще одна болгарская организация – “Балканская академия старших репортёров” – предоставляла “финансовую, техническую и экспертную помощь” югославским оппозиционным СМИ перед выборами. Созданная не без поддержки британских спецслужб организация “Новый сербский форум” обеспечивала регулярные поездки сербских специалистов и студентов в Венгрию для “бесед и консультаций” с западными экспертами. “Национальный фонд поддержки демократии” (США) курировал сразу две неправительственные американские структуры в регионе – “Международный республиканский институт”, делавший ставку на работу с оппозиционными партиями, и “Национальную демократическую организацию”, обучившую свыше 900 лидеров и активистов правых партий “предвыборной стратегии и умению привлекать широкое внимание”.

Что касается организации недавних “цветных” революций, то значительные финансовые ресурсы поступали через американский фонд “Поддержки демократии в Восточной Европе” (Support for East European Democracy – SEED). Расходы SEED – часть бюджета госдепартамента США. Общие финансовые поступления через SEED только в Сербию составили: в 1998 г. – 15,3 млн долларов, в 1999 – 24,3 млн долларов и в 2000 г. – 55 млн долларов. Для их распределения использовались, в частности, каналы организации “Балканская инициатива” при Американском институте мира.

По некоторым данным, в ходе “оранжевой” революции в Украине было израсходовано не менее 60 млн долларов, в целях “содействия развитию демократических преобразований” в Киргизии – до 50 млн долларов. Ежегодная финансовая помощь Грузии из США составляет порядка 100 млн долларов.

Помимо этого, осуществлялось финансирование целого ряда целевых программ. К примеру, 300 тыс. долларов было выделено грузинским филиалом фонда Сороса совместно с “Международным обществом справедливых выборов” движению “Кмара” для создания компьютерного банка данных избирателей, а общественной организацией “Freedom House” – потрачено около 30 тыс. долларов на организацию лагерей для подготовки “оранжевых” активистов в Крыму и около 110 тыс. долларов для “наблюдения за ходом выборов” в Киргизии.

Важным направлением финансирования “бархатных” революций продолжает оставаться поддержка деятельности всевозможных неправительственных организаций, которых лишь на постсоветском пространстве насчитывается около 40 тысяч. Только на Украине количество различных специалистов, получающих солидные денежные гранты по линии международных фондов и неправительственных организаций, достигает 40 тыс. человек. Именно эти люди принимают активное участие в заседаниях “круглых столов”, демонстрациях, митингах, пикетах, других массовых акциях протеста, становятся организаторами и лидерами “революционного” движения.

Сама же концепция осуществления “бархатных” революций основывается на высоком теоретическом и научном уровне разработок в области социальной философии, социологии, психологии, политтехнологии и обществознания. Её практическая реализация в странах Восточной Европы и республиках бывшего СССР свидетельствует об уникальности методов ненасильственной борьбы в качестве действенного инструмента свержения или смены правящих политических режимов. При этом максимальное использование широкого арсенала экономических, психологических, социальных и общественно-политических инструментов давления на власть, как правило, приводит к достижению заявленных целей.

В то же время, достаточно высокая шаблонность технологий осуществления “революционных” преобразований стала приводить к нивелированию или значительному снижению их эффективности. Так в частности, стереотипность и предсказуемость в действиях армянской оппозиции в ходе февральских 2008 года выборов президента страны позволила действующей власти предпринять соразмерные, адекватные и своевременные контрмеры, которые фактически привели к провалу “цветной” революции в Армении.

Распад СССР стал величайшей геополитической катастрофой XX века. Но далеко не единственной, и Югославия – прекрасное тому подтверждение. А теперь попробуйте подумать: а что может случиться с Украиной после гипотетической победы Евромайдана и неизбежных экономических потрясений и политических дрязг, которые затем последуют? Нет, пожалуй – лучше об этом не думать…