SHARE

–  Церковь один из наиболее древних институтов нашей истории и культуры.   Церковь созидала государство. Первые законы в государстве были через Церковь.  Существуют две  выдающиеся  личности в нашей истории: Святитель Савва, первый архиепископ и его брат Стефан Первовенчанный  –  первый коронованный король. Сербской Церковью руководило государство, но душой государства всегда была Церковь. Так было в на протяжении всех средних веков. У нас никогда не было противостояния Церкви и государства. Заботой Государства были защита и оборона границ, а Церковь заботилась об народе. Все что является культурой нашего народа пришло из Церкви и через Церковь. Когда Сербия 5 веков была под турецким игом, народ вела Церковь. Не было никого другого. Народ доверял Церкви, а Церковь разделяла трагическую судьбу с народом, была его представителем. И поэтому, и  тогда и сейчас, Церковь является одним из наиболее важных факторов. Хотя сегодня Церковь отодвинута на задний план, у Неё есть своя роль в нашем народе. Как последствие современности и глобализации, наш народ сегодня не такой воцерковленный как раньше. Этому способствовало то, что переживал наш народ: иго, войны, пресследования, страдания. Народ утратил потребность регулярного посещения богослужений, но по большим праздникам народ в Церкви и со своей Церковью. Государство учитывает это и, хотя конституционно отделено от Церкви, поддерживает Церковь в границах своих возможностей.

“Мы благодарны русским и Русской Церкви, которая нам помогает, и сделаем встречу Благодатного Огня в Белграде исключительно торжественной, что создаст большой резонанс в  нашем народе”

– К сожалению, из-за бесконечных войн большое количество населения бежало из Сербии, особенно после Второй мировой войны. Многие, попавшие в плен к немцам, не вернулись из-за того, что к власти пришел режим, который не уважал ни историю, ни культуру сербского народа и поэтому эти люди остались  за границей и попали в разные страны Европы, Америки, даже и в Австралию. В последствии, это происходило уже по экономическим причинам, а нередко, это было и из-за коммунизма. Уезжали в разные края мира: Америку, Европу, Австралию. К сожалению,  и политическая и экономическая эмиграция были весьма многочиленны: мы не знаем точно, но это минимум 4, а то и 5 миллионов. Так что великое множество наших людей и по ныне находится в диаспоре. И она организована благодаря Церкви. Церковь возглавляет этих людей. Воздвигнуты множество красивых храмов в Америке, Европе, повсюду, где число эмигрантов было значительно.

Благодаря Церкви, национальность, осознание принадлежности своему народу, языку сохраняется и поддерживается.  Мы надеемся, что эти люди покинувшие Сербию вернутся, хотя те, что родились на чужбине уже забывают язык и вливаются в среду в которой живут.  Но мы не теряем  надежды, на то, что большинство все же вернётся, когда создадутся более благоприятные условия существованиия.

– Коммунизм у нас был суров. Власть, пришедшая после освобождения от немцев Красной армией и нашими партизанами,  после Второй мировой войны была жестока по отношению ко всем людям идеологически не принадлежавшим к ней. Ликвидировано большое число населения, а затем уничтожались и потенциальные  противники коммунизма. А это была интелигенция. Её они боялись. Конечно, среди пострадавших было и много духовенства, но такого гонения как было в России, у нас не было.

Политика Тито была такова, что он дал ограниченную свободу Церкви, главным образом  что бы Запад и Америка не осуждали его. Священник мог посещать дома прихожан ради крестин и национального сербского семейного праздника  «славы». Но, Церковь как такова была нежелательна и считалось, что параллельно с экономическим развитием  исчезнет интерес к Ней. Но эти надежды не оправдались. Эти расчеты были неточны.

– Мы не можем быть удовлетворены положением дел в бывших частях нашего общего государства. Издавна у нас проблемы с Хорватией, с хорватской церковью и с нашей Церковью в Хорватии. Свыше миллиона сербов, проживавших там было уничтожено «усташами»  и это только потому, что они православные и сербы. К сожалению, в этом принимало участие и римо-католическое духовенство. Такое отношение сохраняется и поныне. Конечно, не в таких размерах. Но оно не исчезло. Эта идеология, эта ненависть  хорватов по отношению к сербам проживающим там велики: 250.000 изгнанных оттуда сербов нашли временное убежище  в Сербии, с слабыми надеждами на возвращение. Минимальное число оставшееся там притесняется, они лишены многих прав. Сербия прилагает усилия к улучшению взаимотношений с Хорватией, но это развивается с трудом и медленно. И в Косове весьма тяжелое положение. Изгнано свыше 230.000 сербов, а незначительное меньшенство оставшееся там (130.000) живет в страшных условиях. Они лишены свободы, прав обрабатывать свою землю.  Тяжело, но народ там борется  –  ведь они там жили веками и если нужно пожертвовать собой, то они жертвуют, но не хотят покидать свои дома, кладбища, святыни. Например, в городе Печ, когда-то было око 50.000 тысяч жителей-сербов, в г. Приштина  –  120.000, а сейчас всего несколько сотен. В Призрене, бывшем когда-то сербским царским городом, городом  царя Душана, осталось лишь человек двадцать. Там и семинария, существующая 140 лет. Она работает, но без шансов на будущее. Вопрос в том, как выдержит все это наш народ, если положение не изменится.

– Наши Святители, захоронены в Печской Патриархии в своих гробницах, так что у нас нет их мощей и мы прикладываемся к их гробницам. Мы не можем допустить, что бы эти мощи  были изъяты из Печской Патриархии, так как это бы значило, что мы отказываемся от Косово,  и оставляем постепенно его. Мы и сейчас считаем Косово резиденцией сербских патриархов, посещаем его, не без проблем, но теперь несколько легче и надеемся, что в мире нас поддержат и наши святыни (Лавра Дечаны, Печская Патриархия,монастырь Грачаница), вроде Синайского монастыря имеющего свою самостоятельность, останутся в юрисдикции Сербской Церкви, как бы события на Косово не развивались в дальнейшем. Пока эти святыни там, останется там и наш народ.

—  К несчастью русского народа, и к счастью для нас, большое число выдающихся профессоров из России после революции очутилось в Сербии (тогда королевстве Югославии), ставшей и их страной. Их здесь всегда принимали не только радушно,  но как родных братьев. Они внесли большой вклад в развитие науки в Белграде, в Скопье, в некотрой степени и в Загребе.

В Белграде очутились выдающиеся профессора, архитекторы, врачи, историки и они подняли уровень Белградского университета. Многие из них остались в Белграде до конца своей жизни, а сербский народ принимал их как своих родных. И был благодарен за всё что они сделали для Сербии.

Существует и русское кладбище в Белграде, где захоронены многие знаменитости,   среди которых и митрополит   Киевский Антоний (Храповицкий) и многие другие церковные личности. Центром русской зарубежной церкви были г.Сремские-Карловцы, откуда они потом разъехались по всему миру. Но, Сербия была страной, где они нашли своё прибежище.

—- Однажды мы уже были счастливы в связи с прибытием Благодатного Огня в Белград, во времена патриарха Германа, но тогда его переправили дальше -он не остался тут. Это будет первый случай официального приема Благодатного Огня в Сербии, и в этом примут участие  и государственные власти. Мы готовимся к этому и приём будет весьма торжественным. Благодатный огонь будет находится в храме Святого Саввы, откуда его получат и другие города в Сербии. Он будет великим даром нашему народу и благодать Божия. Мы благодарны русским и Русской Церкви , которая нам помогает и сделаем встречу Благодатного Огня в Белграде исключительно торжественной, что создаст большой резонанс в  нашем народе.

— В Москве существуют Подворья почти всех Церквей, Константинополя, Александрии, Иерусалима. В Белграде же русский приход существует с 1920 года, а храм с 1924. В 1945 году он становится подворьем. Он расположен рядом с храмом Святого Марка. В Москве тоже открыто Подворье Сербской Церкви. Это наши представительства, своего рода  – посольства. Это способствует укреплению нашего братства и общности наших Церквей, связей, всегда бывших весьма тесными. Одно время Сербская Церковь имела возможность помочь русскому духовенству, и русские не остались в долгу перед нами. У нас не было духовных академий и все наши богословы получали образование в России. Так наше братство крепло. Мы и сейчас сознаем это единство и общность, несмотря на давление со стороны различных государств в мире на маленькую Сербию. Сербия и Россия никогда не откажутся от этого и не допустят того, что случилось с многими православными странами.

Прежде всего нас роднит язык, и Церковь наша едина, и литургия та же, как и священные таинства.  Очутившись в России, Белоруссии или на Украине,  сербы быстро сливаются с народом, ведь мы славяне, в нас славянская кровь и все мы связаны историей и культурой. Было бы прекрасно, если бы все славянские народы еще больше сблизились и создали большую семью, в которой  русский народ наиболее многочислен и самый великий.

…. Привествуем всех зрителей телеканала Царьграда и желаем им провести эти великие праздничные дни в радостном духовном подъёме, посещая богослужения и ощутить радость праздника Воскресения Господня и благодать Божию, которая нам изливается через наш общий праздник. Сербы, русские, белорусы, украинцы должны быть близкими, помогать друг другу, ведь нас соединяет одна Церковь, одно святое таиинство, одна Божественная Литургия.