SHARE
Противостояние между Западом и Россией, и, как результат, провал проекта газопровода “Южный поток”, пошатнули уже устоявшуюся систему отношений на международном газовом рынке. Конечно, кажется удивительным, как отказ от одного проекта может так сильно повлиять на энергетическую политику ряда государств и заставить их искать варианты выхода из сложившейся ситуации. Ответ на этот вопрос достаточно прост: всему виной отсутствие альтернативных источников и маршрутов поставок газа.
В значительной степени все это касается стран Юго-Восточной Европы, которые после отказа России от “Южного потока” направили свои взоры на Южный газовый коридор, который призван обеспечить поставки в Европу каспийского “голубого топлива”. На начальном этапе это будет газ с азербайджанского месторождения “Шах Дениз” на Каспии. Реализация этих поставок станет возможной путем расширения уже действующего Южнокавказского газопровода, а также строительства двух новых газопроводов – Трансанатолийского (TANAP) и Трансадриатического (TAP).
Необходимо отметить, что важным составляющим звеном ЮГК является TANAP, который в начале позволит транспортировать 6 миллиардов кубометров для Турции, а 10 миллиардов кубометров – для европейских покупателей. Газ, предназначенный для Европы, планируется передавать на турецко-болгарской или турецко-греческой границе. Но при этом, консорциум по разработке “Шах Дениз” в качестве основного маршрута для транспортировки газа на европейские рынки выбрал проект ТАР, который будет соединен с TANAP на границе Турции с Грецией.
То есть, Болгарии, которая выступает в качестве одного из покупателей азербайджанского газа, нужно еще определиться с тем, где она будет получать газ – на границе с Турцией или уже из Греции. В обоих случаях необходимо создание соединительной инфраструктуры. И вся эта инфраструктура должна быть готова к началу 2020 года, когда азербайджанский газ уже поступит в Европу.
Достаточно реальным выглядит проект создания соединительного газопровода между Грецией и Болгарией (IGB), который откроет доступ болгарским покупателям к газу с Каспия. В рамках этого проекта еще в январе 2014 года между консорциумом проекта ТАР и ICGB был подписан меморандум о взаимопонимании, который позволит компаниям совместно работать над возможностью соединения трубопроводов в окрестностях Комотини (Греция), что откроет путь новым поставкам газа в газораспределительную сеть Болгарии, и далее – в Юго-Восточную Европу.
Среди стран, которые после провала российского проекта приступили к активной работе по поиску новых источников газа, есть и Сербия. По словам министра горной промышленности и энергетики Сербии Александра Антича, страна будет стараться участвовать во всех проектах, которые обеспечат ей новые источники и маршруты поставок газа.
“Главный приоритет – это связь Сербии и Болгарии при помощи двустороннего трубопровода. Мы уже провели переговоры с болгарскими партнерами относительно его пропускной способности. Сербия может очень скоро начать искать источники финансирования для начала строительства”, – отметил Антич.

Именно создание газотранспортной инфраструктуры между Болгарией и Сербией может позволить последней получить доступ к поставкам газа из Азербайджана через TANAP, церемония закладки которого состоялась в марте этого года.

Таким образом, неудача, которую потерпел “Южный поток”, наглядно показала, что не только Сербия, но и другие страны Юго-Восточной Европы, которые очень рассчитывали на российский газ, не должны связывать большие надежды только с одним проектом, а работать во всех направлениях, для обеспечения собственной энергетической безопасности и развития транзитного потенциала.

В подтверждение этому, вице-президент Еврокомиссии по делам Энергетического союза Марош Шефчович уже отмечал, что страны Центральной и Восточной Европы должны иметь не менее трех источников поставок газа. “Мы в кратчайшие сроки рассмотрим все инфраструктурные проекты, которые должны финансироваться в том числе из европейских средств”, – отмечал он.

Провал “Южного потока”, стратегия ЕС по созданию энергетического союза, утверждения о необходимости наличия нескольких источников поставок газа для стран Центральной и Юго-Восточной – все это череда событий, которые служат одной и самой важной общеевропейской цели – избавления от значительной зависимости от российского газа. И единственным реальным вариантом альтернативных поставок газа в страны ЕС является ЮГК, составные элементы которого в настоящее время находятся на стадии активной разработки и продвижения.

Эмиль Исмайлов, заместитель главного редактора Day.Az