SHARE
Выступление Сандe Рашкович Ивич на публичных слушаниях комитета ГД по международным делам на тему «Россия – ЕС: кому выгоден отказ от стратегического партнерства?»

В свете охлаждения отношений, вызванного эскалацией украинского кризиса, западная общественность всерьез занялась поиском ответа на вопрос: может ли Россия обойтись без Европы? Несмотря на то, что западные санкции отразились на российской экономике, есть множество причин, дающих основание считать политическую изоляцию России неудавшимся проектом. Мощь России и смещение центра тяжести мирового развития на восток, в азиатско-тихоокеанский регион, показали, что Россия может обходиться без Европы. Минские соглашения, сохраняющие сегодня хрупкий европейский мир, являются только частью причин, по которым мы задаем встречный вопрос: может ли Европа без России? Для меня как председателя политической партии, действующей на Балканах, этот вопрос намного важнее.

Все указывает на то, что последствия нарушения отношений Запада и России максимально затронут континентальную часть Европы, столкнувшейся с рядом первостепенных угроз своей безопасности. Население Европы стареет, а количество эмигрантов с юга растет. Согласно статистике, одна только новая волна эмигрантов из внеевропейских государств, начавшаяся после 2000 года, через одно-два десятилетия будет составлять пять процентов населения Европы. Таяние арктических льдов угрожает Европе глубокими климатическими изменениями, которые отразятся на сельском хозяйстве, транспортной системе и условиях жизни. И до того, как пострадать от российских ответных санкций, крупнейшая европейская экономика – Германия – свое развитие базировала на дешевых российских энергоносителях. Ни большинство остальных европейских экономик не смогут развиваться без российского газа, которому не смогли найти альтернативу. В конечном счете, европейские страны, сегодня в полном формате демонстрирующие вассальную зависимость от США, становятся не более чем средством давления на Россию, и, не причиняя ей ущерба, который мог бы поставить ее на колени, одновременно ставят под вопрос собственную стабильность. Одним словом, враждебность по отношению к России, означающую все более сжимающуюся смертельную хватку США, большинство европейских стран не смогут выдержать в долгосрочной перспективе.

Все, что в отношениях с Россией является значимым для Европы, для Сербии имеет гораздо большее значение, поистине драматическое. Прекращение отношений с Россией – а моя страна испытывает жесткое давление Запада, заставляющего ее сделать этот шаг – привело бы к продолжению территориального расчленения Сербии, вплоть до приведения ее экономики в колониальное положение и, в конечном счете, к исчезновению Сербии как государства. Поэтому отношение Сербии к России является условием, без которого существование нашего государства невозможно.

Как председатель оппозиционной партии, я удержусь от искушения и не стану здесь, за пределами своей страны, критиковать сербскую власть. Однако считаю нужным заявить о своей тревоге – а это тревога и большей части граждан Сербии – что давление Вашингтона и Брюсселя, вынуждающее Белград повернуться спиной к Москве, будет иметь для нас апокалиптические последствия. Сегодня это давление в первую очередь направлено не на введение нами санкций против России, а на отказ Сербии присоединиться к новой версии российского газопровода, проходящего через Турцию. Этот газопровод для нас означает гораздо больше, чем энергетическую безопасность и экономическую прибыль. Он является нашей прочнейшей связью с Россией, без которой Сербия семимильными шагами шагает в направлении колонии, без перспективы достойного существования и политической организации. Поэтому борьба за новый «Южный поток» для моей страны является жизненно важным вопросом, а для моей партии борьба за этот газопровод это не что иное, как борьба за суверенитет страны, выживание народа и сохранение государства. Памятуя о драматических для Сербии событиях, излишне говорить, что эти святыни нужно защищать всеми силами и всеми средствами.

Подобно тому, как своим отношением к России европейские элиты определяют будущее континента, в той же мере его определяют и сербские, однако, повторяю, в намного более неблагоприятных и драматических обстоятельствах. Я боюсь, что надежда европейцев и наша надежда на существующие элиты исчерпана. С надеждой, между тем, мы присутствуем при рождении контрэлит на всем континенте – от Греции до Голландии, от Новороссии до Испании. Эти контрэлиты – даже при отсутствии взаимного контакта и тесного сотрудничества, без какого-либо согласования программных принципов, независимо от того, левые они или правые – объединяет несколько важных моментов. Все они выступают за национальное государство, против корпоративного глобализма; все они выступают за суверенизм, отвергая западную практику ограниченного суверенитета; все как величайшую опасность рассматривают атлантическую политику. Все они выступают за углубление и укрепление сотрудничества с Россией,  в которой видят пример и надежду, и, более того, возможность нравственного возрождения порабощенных народов.

Для предотвращения грядущей сербской и европейской катастрофы контрэлиты должны сплотиться и оказывать сопротивление «мейнстриму». Ни Сербия, ни Европа не могут обойтись без России. В том числе потому, что Россия является частью Европы, значительной частью пространства от Атлантики до Урала.