SHARE

Сенатор Кристофер Мэрфи — восходящая звезда американской политики, в своей работе он делает акцент на возвращение США на Балканы, потерявшие для Америки значение после 2001 г. Красной нитью выступления проходит мысль, что интерес США к региону и его странам обусловлен противостоянием с Россией, стремлением ограничить ее присутствие и выдавить Москву из этой части Европы. Это одинаково относится как к политической сфере, к военному сотрудничеству, экономике, так и к информационной политике.

Сенатор Кристофер Мэрфи
Сенатор Кристофер Мэрфи

Также очевидно, что в настоящий момент США не готовы предложить странам региона, в первую очередь Сербии, никаких реальных экономических бонусов за верность евроатлантизму.

Описывает свой визит в Белград.

Был на в футбольном матче (Сербия-Албания), на котором произошел скандал с дроном, особо выделил встречу с гневным Вучичем. Уехал из Белграда в день приезда Путина, навстречу летели русские МиГи. МиГи — тревожный симптом, но очень важно  — что насилие после футбольного матча было небольшим, мало инцидентов. Люди спокойно реагировали на инцидент, который был бы взрывоопасным 10-15 лет назад.

Хотя визит Эди Рама к Вучичу был отложен, он все-таки был осуществлен. Путин много получил своим визитом, но рассчитывал на большее.

Путин думал получить в Сербии большее в области военного сотрудничества, рассчитывал на Южный поток, но благодаря тому, что Сербия и другие страны региона приняли решение остаться на евроатлантическом пути и они подтвердили приверженность этому обязательству…. /расширение сотрудничества с Россией удалось предотвратить/

Можно говорить о многом сегодня, что США должны играть центральную роль в регионе, всюду говорят  о коррупции, о верховенстве права. Всюду где я был, американские компании хотят быть на Балканах, они хотят инвестировать, но они хотят, чтобы их средства были в безопасности. Все это так, но это разительно отличается от 15 лет назад, когда люди думали о безопасности своих народов. Сейчас мы говорим о безопасности их денег, о безопасности инвестиций.

Я подтверждаю свое обязательство заниматься регионом, пока я остаюсь в Конгрессе. Сейчас я основной специалист по Балканам в Конгрессе, /так как сейчас мало кто этим занимается/ интерес не то чтобы пропал, но перешел к Афганистану, Ираку, Китаю, так что я рассчитываю заниматься этим и скоро снова вернуться в регион.

Косово

Нужно вернуть к жизни даилог между Косово и Сербией. Уже то, что есть временное соглашение, по которому сербское правительство хотя официально не признает Косово, но готово работать с ним как с равным партнером — потрясающе! Мы никогда не могли думать, что это случится так быстро! Даже пять лет назад ! В крайнем случае лично мое впечатление, что нынешнее правительство Сербии абсолютно привержено нормализации отношений с Косово. Я посоветовал Вучичу, Дачичу и другим, с кем я встречался, что им не будет легче признать Косово но никто /из политиков обеих сторон/ не думает, что диалог не будет продолжалаться.

Косово

Я был там в момент формирования правительства в Приштине, что давало предлог к перерыву диалога. Сейчас у нас есть правительство в Косово и я надеюсь, что мы продолжим это движение.

 Особенно меня поразило в Белграде степень в какой местная политическая элита принимает насколько важнее для них оставаться на пути евроинтеграции, чем расчесывать старые обиды. Конечно последние шаги будут самыми тяжелыми но я сохраняю оптимизм, это /признание/ оставется возможным.

Отношение Хорватии и Сербии.

Темп евроинтеграции Сербии зависит от Сербии. Надеюсь, что Хорватия, успешно прошедшая этот путь и обещавщая в том время стать примером для региона, останется верна и не будет препятствовать Сербии. Но Сербия сама должна совершить ряд тяжелых шагов.

ЕС заявляет о нежелании немедленно расширения, так что у Сербии есть время. Хорватия в другом положении, ее новая власть — ведь Хорватия пока не получила экономических плодов евроинтеграции, того на что она надеялась.

 Так что если США окажут Хорватии, ее экономике дополнительную поддержку, то надеюсь, что она проявит больше благожелательности к своим соседям.

Инвестиции США.

США готовы инвестировать в различные отрасли как только увидят заметный прогресс в области верховенства права. Как только будет воля устранить наследие коррупции из процесса. Я бы не хотел выделять какую-либо отрасль экономики, важнее всего, чтобы страны региона сосредоточились на создании независимого правосудия. Тогда многие американские компании туда пойдут. Но до сих пор остаются серьезные проблемы.

Нападения на журналистов в Черногории должны прекратиться. Американским компаниям трудно работать в стране, где журналисты подвергаются преследованиям, хотя к стране интерес у них есть.

 Энергетика возможно приоритет, но и это неверно — если страны обеспечат ащиту амерканского бизнеса, то придут многие отрасли.

Конечно, в регионе уже работают американские фирмы, но пока они беспокоятся за судьбу своих денег, чтобы их не украли

Южный поток/Сланец

Я был вовлечен /в борьбу/, я был в Болгарии  сенатором Маккейном в день заморозки проекта, я также стремился сообщить правительству С ербии, что я рад, что этот проект не развивается. Но США не только должны выступать против Южного потока, но и предложить альтернативу, это естественно. Для США альтернатива — СПГ, это потенциальный экспорт из США, так что нужна инфраструктура для его доставки в регион, новый терминал, который обсуждают в Хорватии. Мы должны изменить наше законодательство, чтобы позволить направленный экспорт СПГ и нефти в страны, такие как Балканы.

/да российский газ дешевле и лучше, чем СПГ, поэтому нужно стимулирование поставок СПГ через Атлантику/ Региону не следует рассчитывать на субсидии со стороны США Но также есть и другие источники, абсолютно местные источники энергии, с которыми мы можем помочь.

Речь идет о возобновляемых источниках, геотермальной энергии, разработке их собственных сланцевых месторождений. Да, здесь есть разные опасения, но США доказали, что если разумно разрабатывать сланцевый газ и нефть, то можно получить большую прибыль.

 США располагает технологией, чтобы помочь странам Балкан в этой сфере

АЭС в Болгарии

Да у АЭС есть будущее в Европе и в регионе. Я озабочен, что такая ведущая экономика как Германия уходит от АЭС, что повышает их зависимость от русского газа и от более грязных ископаемых топлив /уголь, нефть/. Надеюсь, что США и компании как Вестингауз продолжат партнерство со странами как Болгария,  так как нет никаких причин отказываться от атомной энергии.

Турция и Россия в регионе.

Это очень важный вопрос. Часть дебатов о газовом экспорте в США сводятся к тому, что мы не должны использовать его по русской модели. Мы не хотим использовать его как политический инструмент.

Это не значит, что мы не должны в первую очередь направлять его в страны, более всего нуждающиеся в нем, не значит. Однако нам не нужно заниматься микроменеджментом распределения газа и нефти как это делают русские.

 И тут мы предостерегаем Турцию, если она конечно сама хочет вступить в ЕС, то она не сможет пользоваться своим транзитным положением в энергетике так, как это делает Россия.

Терроризм

У США есть большие достижения в борьбе. Например, наше партнерство с правительством Косово в правовой сфере играет большую роль в борьбе с терроризмом. Я глубоко знаю эту сферу. Президент Яхъяга действительно предана борьбе с иностранными боевиками /ИГИЛ/.

Правоохранительные органы не дают полного эффекта, может быть они менее половины решения проблемы. В том же Косово более половины молодых мужчин не имеют работы. Если не заниматься глубинными корнями экстремизма, не бороться с радикальными имамами, никакая полиция не сможет устранить отъезд на джихад.

 Если США сможет больше инвестировать в регион и улучшат экономику и уровень жизни людей, то потенциал вербовки заметно снизится. Так что США должны укреплять свое партнерство с регионом, особенно с Косово и Македонией, где эти проблемы более всего выражены, чтобы устранить глубинные корни.

Новый конгресс и внешняя политика.

Комитет по внешней политике и в прошлом составе Сената был одним из немногих действительно работавших комитетов. Мы работали в формате двупартийного сотрудничества, вместе продвигали законы в поддержку Украины, провели разрешение применять армию против ИГИЛ. Надеюсь, это продолжится. Две главных приоритета — вдияние конгресса на переговры по иранской ядерной программе (я думаю, что мы должны позволить администрации свободно вести переговоры) и дальнейшее разрешение применения ВС против ИГИЛ.

Думаю, что Конгрессу следует дать согласие на эту новую войну. Это война, а без нашего одобрения это будет нарушением конституции.

 Да, сейчас мы видим вспышку на Востоке Украины, даже не вспышку — сотни жертв с середины января и думаю нам следует вернуться к анализу политики США в этом конфликте на Востоке Украины. Я постепенно пришел к выводу, это не было моей изначальной позицией, что нам следует оказывать более значительную поддержку оборонительными вооружениями для украинской армии. Думаю, есть возможности помочь им эффективно использовать эту поддержку и нам следует это обсудить в эти недели и месяцы.

Найдет ли Конгресс и Администрация время для Балкан в контексте Ирана, ИГИЛ, Украины?

У нас не очень удается превентивная внешняя политика, но я говорю со всеми в администрации, до кого могу достучаться о том, что происходит в Сербии и в Черногории, в отношении планов России и нарастающего влияния там. Многие ругали меня за такое сравнение, но то, что происходит сейчас в Белграде и то что происходило в Киеве.

Я не сравниваю ни в коей мере Вучича с Януковичем, но эти ситуации в сущности похожи. Если мы не займемся ситуацией и не подойдем к странам типа Сербии по-новому, если мы не будем давать сильные сигналы по вопросам, подобным Южному потоку, то в конце концов правительство Сербии поставит перед выбором Россия — вы наши союзники или их? Когда Януковича поставили перед таким выбором он выбрал союз с Россией.

 Последовавшие события привели нас туда, где мы сейчас — к кровавому конфликту в Восточной Украине. Я говорю, что это случится в Сербии или в Черногории, но если мы не будем уделять внимание этому региону, если мы не будем делать простых вещей — таких как увеличение программ обмена, военного сотрудничества,  не предложим членство в НАТО таким странам, как Черногория, которая готова — то это дает Путину возможность запустить руки в регион, где правительства ищут внешней помощи.  Если они не получают эту помощь от своих союзников в Европе и США.

Босния англо-немецкий проект хочет опередить США в реформе конституции и Македония?

А я вот в эти две страны так и не добрался. Мы не должны снижать свои ожидания в Боснии. США должны вернуться за стол процесса реформ. В регионе все приветствуют ЕС и его новый орган по внешней политике, но они хотят возвращения США, продолжения американского лидерства. Они обеспокоены мешаниной сигналов, получаемых из Европы. Все хотят от них разных вещей /нет единой политики/. У США тоже есть такая проблема, но все же наши сигналы куда более однородны и понятны. Думаю США должны больше участвовать в Боснии, чем сейчас.

Да, Македония готова к вступлению в НАТО, может быть даже больше чем Черногория.

 Да это малые страны, которые дают некоторое приращение потенциалу НАТО, но думаю никто не будет спорить, что пока не решится спор по названию /она не вступит/. Плохо конечно, что эти споры тянутся. Ранее Македония была образцом успеха для региона, показав очень быстрый прогресс в области верховенства права, защиты свободы печати, а за последние годы они заметно ухудшились в этих сферах. Это не оправдание такого регресса, но сделав все что от них требовали они ощущают, что США бросили их. Мы можем надавить на Македонию, чтобы они вернулись на правильную траекторию, но мы должны активнее использовать лидерство США в решении их спора с Грецией.

Региональный политичский климат.

Нужно трезво подходить к молодым демократиям. И мы не были самой эффективной демократией в первые годы. Мы должны похвалить регион за проделанный прогресс и помогать им двигаться к более зрелым демократическим институтам. В Албании я сказал оппозиции, что  у нас бывают такие же серьезные несогласия с нашим правительством как и у вас, но нам никогда не приходит в голову просто выйти из парламента. Мы остаемся в сенате и боремся внутри него. Нельзя ничего добиться простым выходом из институтов. Но конечно нужно время, чтобы понять верные пути для взаимодействия с правительством. В разных странах региона по-разному понимают ответственность, которую несет с собой власть. Но думаю что общая тенденция, с некоторыми исключениями, идет в правильном направлении. Повторю — если США уйдут из региона, а по некоторым вопросам так и происходит, нужно признать.

Например, наше присутствие в Белграде сегодня фундаментально отличается от положения 5-6 лет назад. Если США решат свернуть работу USAID, свернуть другие программы партнерства, то сократится давление на правительство и оппозицию с целью их совершенстования.

 От США не требуется никаких революционных перемен в работе — нужно просто сохранять эти инвестиции. На самом деле это жалкие копейки. Чтобы сохранять программы обмена нужно неизмеримо меньше средств, чем мы тратим в других регионах.

Греция

Да ситуация там меняется иможет повлиять на всю Южную Европу, так что это дишь новый повод для лидерства США ЕС и НАТО также должны быть более активными в решении этих вопросов. НАТО должно быть открытой для новых членов и облегчать им путь, а не создавать проблемы.

Болгария

У нас чувство забвения Обамой в 2008-2012, а что вы собираетесь делать с общественной дипломатией — Еси США серьезно проигрывают в регионе в гибридной войне /послица Болгарии/

В 2007-08 мы все были поглощены Ираком и Афганистаном и не могли как следует занятьс ядругими регионами…Полтора года назад, когда Россия вторглась в Крым и на Украину, а Сноуден устроил скандал, создавший во всей Европе, Конгрессу потребовалось обратить внимание на регион, администрации потребовалось.

Война пропаганды и информации имеет крайнее значение. Россия имеет мощную военизированную информационную машину.

 Они воспринимают пропаганду и информацию как военный инструмент. Конечно, это часть современной войны. США и наши союзники просто пытаются информировать по мере потребности. Если мне надо разместить статью или ролик, то я не лгу как РТ. США сейчас сокращает Радио Свободная Европа, их средства несравнимы с РТ, с пропагандой России в таких странах, как Грузия, Молжова, Балканы. У меня был интересный разговор с сенатором Джонсоном и Коркером о возможных двупартийных законопроектах о инвестировании в информационную кампанию. Все что нам нужно — давать правдивую и точную информацию, корректировать ложь пропагандистской машины России. И все. Зтого достаточно. Думаю обе партии смогут здесь сотрудничать.

Сравнение Сербии с Украиной?

Я привел это сравнение в упрек США, а не в упрек Сербии. Чтобы объяснить моей стране, почему нам нужно активнее работать в регионе и особенно — в Сербии. Да, до вступления Сербии в ЕС пройдет много времени и его нужно правильно использовать. Мы больше не можем жить в мире, в котором страны в широком соседстве России должны выбирать между политико-экономическим сотрудничеством с Россией или с ЕС и США. /сказано в значении — Россия не имеет права влиять на политику и действия своих соседей, мы должны сделать все, чтобы лишить ее такой возможности/. Сейчас Путин не позволяет вести такую политику одновременно. Нам нужно все же выстроить такие отношения с Россией, когда страны как Сербия могут сохранять хорошие отношения с ней, иметь с ней экономические и политические сделки  и одновременно входить в ЕС. Ясно, что такой вариант не был доступен Украине и до сих пор его нет. Мы продолжаем работать над этим. Вы правы. Это не фантастическое сравнение, но я хочу чтобы здесь поняли — Россия никуда не денется, она продолжит давить и зондировать. В Черногории они предлагали, это открытая информация, много миллиардную сделку за новую военно-морскую базу на побережье. Для страны, переживающей такие экономические сложности трудно отказаться от такого предложения. А они отказались, они сказали «Нет». Последовательно. Потому что они хотят быть частью НАТО и ЕС. Но в долгосрочном варианте невозможно ничего не дать партнеру, который ради вас отказывается от миллиардов.

Джуканович говорил мне, «ЕС приезжает и говорит, что нужно сделать одно, немцы приезжают и требуют другого, французы — третьего и так далее. А мне-то что делать?». Им нужно решить, кто главный — Штейнмаер или новая комиссар по внешним делам /Ф.Могерини/.

Георгий Энгельгарт — аналитик Руског Експреса, научный сотрудник Института Славяноведения РАН РФ
ПЕРЕВОД:Георгий Энгельгарт — аналитик Руског Експреса, научный сотрудник Института Славяноведения РАН РФ

Македония-Греция

Госдеп знает лучше, что там делать.

Я хочу возродить интерес и присутствие США на Балканах.