SHARE

Мы пойдем другим путем – второй разворот России на Восток еще раз подтвердил ее решимость в сегодняшней ситуации отказаться от проекта “Южный поток” – нефть и газ пойдут в другую сторону. Собравшиеся на неделе представители ЕС обсуждали, как дальше быть, откуда брать газ в перспективе.

Москву на встречу не позвали – все разговоры были для внутреннего европейского пользования.

Их результат – жесткое напоминание Болгарии и Венгрии – не забывайте о европейских ценностях. И более мягкое Сербии, она в ЕС еще не вступила – Белград юридически не обязан поддерживать антироссийские санкции. Но обязан еще раз подумать, если собирается в евросемью.

Западные политологи уже строят теорию заговора – якобы на Балканах Россия может ударить Европу ее же дубинкой. Как некогда европейцы, последовательно показывать балканским странам, как хорошо дружить. Ведь, пишут немецкие газеты, Россия традиционно и контракты заключает, и торгует с Сербией, и поддерживает Белград, не признавая Косово.

И, это уже выдержка из доклада немецкого МИД: “Российские инвестиции улучшили перспективы регионов, в значительной степени пострадавших от НАТОвских бомбардировок”.

Сербия. До начала украинского кризиса ни она, ни все Балканы в целом не входили в число приоритетов Запада. Российское присутствие здесь не воспринималось ЕС и США как угроза их интересам.

Они считали, что после уничтожения Югославии, весь регион и так находится под их полным военным, политическим и экономическим контролем. Теперь же выяснилось, что обломки разрушенной ими же страны, по разным причинам не вступившие в Евросоюз и не втянутые в НАТО, пусть формально, но сохраняют возможность проведения независимой внешней политики, что совершенно недопустимо.

И первой в этом списке оказалась православная Сербия, в отличие от многих здесь, связанная с Россией не только меркантильными интересами, но и прочными духовными и историческими узами.

В 2008 году Сербия подписала соглашение об ассоциации с Евросоюзом и фактически потеряла Косово, провозгласившее тогда свою независимость. В судьбах современной Украины и Сербии вообще много общего. И если год назад прогнозы о неминуемости гражданской войны на Украине в случае успеха переворота в Киеве делались на основе трагической истории гибели Югославии, то теперь, когда эти прогнозы к несчастью сбылись, в Москве с настороженностью следят за тем, как будут развиваться события в маленькой Сербии, наотрез отказавшейся присоединиться к санкциям против России.

“Мы считаем очень опасными заявления со стороны стран Евросоюза о возможном новом кризисе на Балканах. И в этой связи считаем крайне опасными расширение использование технологий “цветных революций”, которые уже были использованы на Украине, и распространение их на страны, которые традиционно находятся в очень дружеских отношениях с Россией”, – отмечает заместитель председателя Государственной Думы РФ Сергей Железняк.

Череда крупных успехов России на Балканах, на фоне спровоцированной волны антироссийских настроений в остальной Европе не могла не взбесить наших западных партнеров.

Особое раздражение вызвал октябрьский визит в Белград Президента Путина и тот прием, который ему здесь устроили. Военный парад и совместные с русскими войсковые учения в стране, которую американцы считали своим законным боевым трофеем.

В то же самое время в соседней Боснии в Республике Сербской, вопреки всем усилиям Запада, вновь переизбран Президент Милорад Додик, откровенно высказывающийся в пользу союза с Россией.

Кроме того, триумфальная мировая премьера нового фильма Никиты Михалкова в Белграде, освящение Патриархом Кириллом памятника Николаю Второму, установленного прямо напротив президентского дворца в сербской столице — весь этот праздник непослушания оказался слишком болезненным, чтобы оставить его без ответа.

В студии одного из центральных сербских каналов в прямом эфире спорят два человека. Один – лидер патриотического движения “Третья Сербия” Мирослав Парович. Другой – Срджа Попович – основатель всемирно известного “Центра прикладных ненасильственных акций и стратегий”, сокращенно КАНВАС.

Эта организация, созданная теми, кто 14 лет назад свергал в Белграде Милошевича, затем принимала участие во всех цветных революциях от Грузии до Египта. На этот раз Канвас обвиняют в подготовке операции по дестабилизации самой Сербии. Срджа Попович отвергает все обвинения, называя их чушью и назначает следующие дебаты по этому поводу в суде.

На следующий день на улицы Нови Сада – второго по величине города страны, Третья Сербия выводит людей, требующих от властей, быть бдительными и не допустить провокаций, способных ударить по российско-сербским отношениям.

“Именно в этом контексте мы рассматриваем явно заказные антирусские акции, проводящиеся в Сербии в последнее время. Их участники требуют возместить сербским гражданам некий ущерб, якобы понесенный ими от приватизации сербской нефтегазовой компании НИС, контрольный пакет акций которой, принадлежит российскому “Газпрому”. После объявления об остановке проекта “Южный поток”, ставшего для Сербии плохой новостью, эти требования стали более радикальными. Их цель, в конечном счете, – дать антирусским силам повод потребовать от властей расторжения энергетического соглашения с Москвой и присоединения к санкциям против России”, – считает лидер движения “Третья Сербия” Мирослав Парович.

Первая в истории цветная революция произошла именно здесь – в сербской столице в далеком уже 2000 году. Именно отсюда технология так называемого ненасильственного свержения неугодного Западу режима была перенесена на Украину, что подразумевало общность дальнейшей судьбы двух стран. И там и там откровенных западников, пришедших к власти после переворота, сменили те, кто, получил голоса избирателей, обещая им разворот на Восток. И там и там эти обещания не были выполнены. Постепенный отказ от собственного суверенитета в пользу Запада, что на Украине, что в Сербии проходил под лозунгом превращения страны в некий мост между Россией и Европой. Украина оказалась первой, кому, потерявший терпение Запад, предложил роковой выбор: или-или. Результат известен. Теперь, похоже, очередь снова за Сербией.

“В последние годы Сербия мирно решала свои внутренние проблемы выборами. Власти, в конечном счете, всегда понимали, что что-то не так. У нас не было ни одного правительства, которое продержалось бы до конца своего срока. Всегда были досрочные выборы, и таким образом мы получали новую власть. И сейчас, я надеюсь, что, если в стране будет плохая ситуация, прежде всего, я имею в виду, конечно, социальные волнения, я рассчитываю на досрочные выборы на всех уровнях власти”, – отмечает президент Сербии Томислав Николич.

Однако выборы в предложенной ситуации могут стать скорее поводом к дестабилизации, чем панацеей от волнений. По мере роста напряженности в отношениях между Россией и Евросоюзом, давление на сербские власти с требованием отказаться от сотрудничества с Москвой и присоединения к санкциям будет только расти. При этом на Западе прекрасно понимают, что обнищавших сербов, искушенных опытом многолетней и тщетной евроинтеграции на Евромайдан не поднимешь. И вот из тюрьмы Гаагского трибунала совершенно неожиданно выходит лидер сербских радикалов Воислав Шешель, до этого отсидевший за решеткой почти 12 лет без приговора и уже не рассчитывавший на освобождение.

Не прошло и недели, как на главной площади сербской столицы собралось до 30000 человек, которым Шешель объявил, что власти проводят предательскую западную политику и призвал к смене режима, в том случае, если речь пойдет о присоединении Сербии к санкциям против России.

“Риски велики! Но еще больший риск оставаться пассивными и не бороться. Так что мы будем бороться, отдавая себе отчет во всех опасностях, которые нас подстерегают. Меня невозможно сделать инструментом в руках американской или любой другой западной силы. То же самое и с русскими, я не инструмент в русских руках. Я провожу сербскую политику, которая откровенно прорусская, но это не значит, что русские держат меня на привязи и говорят мне что мне делать, а чего не делать!” – заявляет лидер Сербской радикальной партии Воислав Шешель.

Мало кто в Сербии сомневается в искренности человека. Однако в тот момент, когда через две недели после освобождения, трибунал в Гааге потребовал вернуть в тюрьму больного раком Шешеля, в Белграде заговорили о том, что со старым политиком Запад ведет игру втемную. Его возвращение за решетку сейчас возможно лишь в случае ареста сербскими властями, что немедленно будет воспринято народом не только как сведение счетов с политическим соперником, но и как желание избавится от нежелательного свидетеля.

Ведь и президент, и премьер-министр Сербии – бывшие ближайшие соратники Шешеля по радикальной партии, сделавшие карьеру за те годы, что он провел в заключении за их когда-то общие убеждения. Сейчас, когда социальное напряжение велико, главное – найти достаточно эмоциональный повод и вывести людей на улицы. А разрозненная оппозиция, понимая неоднозначность ситуации, не спешит с протестами.

“Все мы видели, что совсем недавно случилось с Украиной, лишь только она сделала попытку попробовать поменять или хотя бы отложить намеченный ей западный курс. Думаю, что здесь возможен такой же сценарий. Но, должна сказать, что моя партия, которая находится в оппозиции к нынешнему правительству, не станет участвовать в его дестабилизации, если за этим будут стоять западные посольства и нанятые ими партии”, – отмечает председатель Демократической партии Сербии Санда Рашкович-Ивич.

Младен Обрадович — один из лидеров, запрещенного в Сербии правого молодежного движения “Сербский образ”. В октябре 2010-го он шесть месяцев отсидел в тюрьме за организацию беспорядков и участие в погромах, охвативших Белград в день проведения там гей-парада. Полгода за то, чего он совершить не мог, так как к моменту начала событий уже несколько часов находился под арестом. По его словам, схема всегда одна и та же. В нужный момент в рядах протестующих появляются группы крепких молодых людей в балаклавах, которые вступают в стычки с полицией, громят все на своем пути, а потом внезапно исчезают. Так было в 2008-го, когда надо было отвлечь внимание мировой общественности от почти миллионного митинга протеста против провозглашения независимости Косова, так же было и в злополучный для него день в октябре 2010-ого.

“Думаю, что правительство и те американские и европейские политики, что очень заинтересованы в том, чтобы Сербия окончательно все свои связи с Россией покончила, и чтобы мы окончательно стали бы колонией Запада и стран НАТО. И если они думают, что это можно, что способ достижения этого через беспорядки в Белграде и в других городах в Сербии, думаю, что они попробуют это сделать под любыми лозунгами”, – считает активист движения “Сербский Образ” Младен Обрадович.

В сложившейся ситуации, сценарий, о котором говорит Младен, вполне возможен. Сербию душат все новыми политическими и экономическими условиями приема в Евросоюз, и это при том, что всем уже очевидно, что это химера. Страну ждут социальные протесты. В последнее время почти все уличные акции проходят под российскими знаменами — символом понятной сербам альтернативы. Внедрение боевиков в мирные колонны под нашим триколором и уличное насилие, выданное за попытку свержения правительства, позволит решить сразу две задачи. Сербские власти получат, наконец, шанс определиться без оглядки на избирателя. Запад же, обретя полный контроль над регионом, сможет представить случившееся, как попытку России отыграться за Киев.